Сказочный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказочный мир » Понравившиеся стихи » Анна Ривелотэ


Анна Ривелотэ

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Кровосток
Одеваться в черное. Плакать черным. Это так по-бабьи - и так по-вдовьи. Все-то разное с ней у нас, кроме цвета глаз, но мои - оленьи, ее - коровьи. Ну зажми мне рот чем-нибудь, давай, перекрой невидимый кровосток, а не можешь губами - хотя бы дай, черт с ним, свой носовой платок. Ты не знаешь, как я до тебя жадна, я бы выпила, съела тебя одна, я б зажмурясь вылакала до дна, под язык, подкожно и внутривенно, беспощадно, яростно, откровенно. Только, видно, третий закон Ньютона чтим тобой превыше других законов, и поэтому с равной ответной силой ты всегда стремишься к чужому лону, и кого-то еще называешь милой, и целуешь чьи-то глаза коровьи, а мои уже заливает кровью, я не знаю, чем закрыть эту рану, я не знаю, сколько еще осталось. Я, наверно, слишком рано сломалась. Я, наверно, больше уже не встану. Я, наверно, стану бескровной куклой - белый воск, шелка и холодный бисер - или просто вся распадусь на буквы бесконечных этих надрывных писем, что летят, летят, как стрела без цели, всё летят, сливаясь с лазурной высью, в изумительные акварели, между звезд летят и планет, конечно, и других прекрасных небесных тел, всё летят - и это продлится вечно. Ну а ты - слезай. Прилетел.

(с) Анна Ривелотэ

0

2

Я жду тебя...
Я жду тебя. Я жгу себя. Я жгу
Табак и благовония Тибета
И битый час сижу, полуодета,
На тающем бетонном берегу.
Ты знаешь, это верная примета –
Коль скоро здесь – безоблачное лето,
То где-то города лежат в снегу.
Я жму тебе. Не руку, просто жму,
Как новые, неношеные туфли.
Я жду бессильно, жду à bout de souffle.
Ты вырос из меня. Тогда к чему.
Ты вырос из меня, как яркий лист
Из клейкой почки. Как цветок – из стебля.
Ты – плоть и кровь моя. И не тебе б л я
Мне говорить: «всё кончено». Не злись.

(с) Анна Ривелотэ

0

3

Жабье лето
Жабье лето. Морось. Мразь.
И в природе осовелость
Запустенье и разруха
А душа моя как шлюха,
Что совсем уже разделась
Но еще не отдалась
И в игре не нужен счет
Ведь она проста, ты знаешь,
Ведь она как мир беспечна
Ты любовь мою навечно
Если нечет - потеряешь,
Не отыщешь, если чёт
Так на что тебе она?
Не печалься. Успокойся
Разговор у нас короткий
Все в порядке, выпей водки
Не реви, сходи умойся
Я сегодня сплю одна

(с) Анна Ривелотэ

0

4

Мышкины слёзки
Ну что же мне делать с тобой таким? Объявить джихад одному неверному? Вывернуться наружу кавернами, рубцами белёсыми: смотри, дорогой, вот так бывает, когда ты с другой, похоже, будто прижгли папиросами или вытравили кислотой. Но всё некрасивое между нами по умолчанию запрещено - складывай белоснежные оригами, носи тончайшие кимоно, веди себя, как подобает принцессам, а свои воспалительные процессы оставь докторам - пусть они решают; впрочем, пожалуй, тебя украшает вон тот перламутровый шрам.

Ты так упоительно безнаказан, и веришь, что слёзки мышиных полчищ не отольются однажды разом, что всё не накроется медным тазом, а мыши - да разве их всех упомнишь. Нет, я не пугаю тебя геенной, вообще ничем тебя не пугаю, дай Бог тебе после жизни бренной низвергнуться в самую бездну рая. Нет, я не ведаю, как должно быть, и как могло бы - не знаю тоже, не будь такою я узколобой, не будь такою я толстокожей. Ну просто прости мне мои печали, мои бессмысленные обиды, ночные бденья с убитым видом над чашкой с горьким соленым чаем. Прости, что я не могу быть гордой, прости, что я от всего устала, прости, что я с расписною торбой, прости, что я со своим уставом. Прости, что мерой своею меряю, кто здесь Авель, а кто здесь - Каин, прости, что я никогда не верю, что каждый новый ожог - случаен.

(с) Анна Ривелотэ

0

5

Ильза
Фаза быстрого сна, фаза медленной яви, - под водою ведь тоже наступает весна, девы простоволосые проплывают наядами, я накачана ядами, оттого и грустна. Оттого и блесна мне не кажется рыбкой, ярь-медянка разъела ее чешую; в этом мутном покое, в этой сладости зыбкой я качаюсь ленивой морскою звездой. Улыбнись своей самой забытой улыбкой и катись себе дальше, пока молодой. Я найду себе место на пагубном дне, среди стреляных гильз - белокурая Ильза, холостые патроны вздыхают по мне: их сигары сникают, рубины бледнеют, а ночами их насмерть душат злые кашне.

С той, которой я стала, - паралично-столичной, с позолоченным личиком, обтекаемо вздорной, хитровыпиленной, узорной, - ты со мной не знаком. И с тобой не знакома та, которой я стала, не мигай из астрала мне своим огоньком. Не пиши мне, не надо. Не звони мне, не надо. На каком круге ада твой веселый трамвай?.. Я же слабая, знаешь, мне хватит лишь взгляда, ты и рта не раскроешь, я отвечу - давай.

Боги, яду мне, яду, двухполозного, белого, или лучше прозрачного, с искоркой голубой. С кем бы я ни была, ни спала, что б ни делала - я с тобой.

Я с тобой.
Я с тобой.
Я с тобой.

(с) Анна Ривелотэ

0

6

Заводная птица
Хочешь, я буду писать для тебя, писать высоким и мертвым штилем? Хочешь, просто друг друга пришпилим к настоящему времени, будем в нём вечно гореть янтарным огнём, двумя зрачками голодного тигра. Но не молчи, не молчи вот так, будто решил всё давным-давно, а то я подумаю, что вино вот это, вот этот хлеб - последнее, что я с тобой делю, что ты исчезнешь, пока я сплю. Хочешь, я буду просто смотреть? В реках горькой воды на треть, всадники близко; скажи мне: киска, я не хочу стареть, и я накрою твой лоб ладонью. Ты мог бы любить благородную донью, а выпало пьющую девочку с обветренными губами - их не возьмет ни одна помада, - пообещала из глупой бравады, что бросит первой, тебя не спросит. Да нет, не бросит.

Она не сможет, она боится, в ее груди заводная птица тихонько шепчет: не уходи. В лоне её золотая змейка тёплыми кольцами вьётся нежно; что ты, не бросит тебя, конечно, так что придется всё самому. Знаешь, я пережила чуму, голод и разных бед до хрена, и я умею ценить живых, пока отзываются на имена. Но когда мы ляжем в одну кровать, подумай, стоит ли отогревать мое бедное сердце, чтобы потом с этим покончить одним звонком. А впрочем, поздно: пока ты занят, девочка с бронзовыми глазами, та, что зовет себя Зимним Цветком, плачет от страха крутым кипятком, плачет, выкашливая со слезами колкий гортанный ком.

(с) Анна Ривелотэ

0

7

Внимание! Стихотворение содержит ненормативную лексику!
Childfree

Свернутый текст

Когда я захожу в кафе и вижу за столиком людей с детьми, то выбираю место к ним спиной. Когда я захожу в парк и вижу много людей с детьми, я выхожу из парка. Когда я захожу в метро и вижу детей на скамейке, я иду в другой конец вагона. Наверное, у психиатров есть для этого специальное слово. А я просто хочу быть свободной от присутствия детей. Потому что дети - они такие маленькие, такие мягкие, такие зайки и цветочки; они пахнут молоком (ненавижу молоко кстати) и карамелью (карамель ненавижу), хочется их схватить, прижать, обернуть платком, и бежать, бежать, через темный лес, сбивая ноги, от огней подальше, от собачьего лая, озираясь, скуля, замирая, туда, где родители не достанут. Зарывать их в мох и потом караулить, отгоняя нечисть и комаров. И твердить в помешательстве: не отдам, не отдам девочку, не отдам мальчика, зная, что не моё, что догонят, отнимут, и вилы в бок, чтоб не скалилась, чтоб не зарилась, чтоб не портила, не пугала чтоб. Не впивалась чтобы губами в лоб, не баюкала, не качала, от нежности не дичала, не доила кровавое молоко, не водила по полю далеко, где васильки и где маков цвет, и не грела чтоб, не любила, нет.

И всё время сбиваюсь на белый стих; есть специальное слово: псих. И вот, такая вся чайлдфри, ем в кафе свой картофель фри, сидя спиною к гостям с детьми, чувствуя всеми своими костьми, как дышат дети с ясными лицами, как бьются венки между ключицами. Вот они, фрукты чужой любви, - ходят, двигаются, говорят, так и должно быть, так и должно. Только в моей любви, как в домино: пусто-пусто семь раз подряд. Женщины с бедрами чуть пошире милым моим сыновей рожают, а я привыкла, что я чужая, но иногда меня накрывает: хочется тупо мочить в сортире женщин с бедрами чуть пошире. Хватать детей, завернув в платок, бежать через город и через лес, стыда не ведая, страха без, и огрызаться седой волчицей, когда с дрекольем, когда с милицией. И это глупо, и это дико - видеть, как горе мое многолико, оно толпится, оно хохочет, оно повсюду меня не хочет. Я б стала спокойной, как Лао-Цзы, но меня перманентно ебут отцы, ебут, а потом уезжают к детям ну и еще к матерям вот этим. И я говорю себе: не ори, ты не такая, ты чайлдфри.

(с) Анна Ривелотэ

+1

8

Прелестно... вызывающе, дерзко!
Есть ещё Её стихи и могли бы Вы выложить что-нибудь из биографии этой поэтессы?

0

9

Rara_Avis написал(а):

Прелестно... вызывающе, дерзко!
Есть ещё Её стихи и могли бы Вы выложить что-нибудь из биографии этой поэтессы?

Стихи есть) С биографией сложнее)

0

10

Зима в раю-2
Вот он, нескучный град Генуя - и, минуя, я не тебя, мой брат, милую и балую. Кто-то другой, не ты, в треснувший мой гранат вложит свои персты и рассмеется над. И не твоя стрела мне попадает в рот, горькая как смола, клейкая как грейпфрут, - можно наоборот, если мои не врут. Нет, не ко мне одной Генуя благосклонна: пенной кипит слюной порта сырое лоно. Сколько таких, как я, ползало на коленях, пересчитать ея каменныя ступени силясь, и здешний свет скольким глаза повыел - только тебя здесь нет, всюду одни живые.

Вот он, бессонный град Падуя - и, вставая, я не с тобой, мой брат, всюду одна, живая. Знаю, тебя здесь нет и никогда не будет: по твоему билету едут другие люди. Голыми на кровать люди другие лягут, чтоб друг на друге рвать шелковую бумагу, чтобы с вершины сна в светлые кущи ада, не достигая дна, недоуменно падать.

Вот он, закатный град Мантуя - и, бинтуя, розы чужих стигмат вянуть под поцелуем, сохнуть, как от огня, губы мои заставят. Не для одной меня из приоткрытых ставен вниз упадут ключи от величавых храмов, лишь о тебе молчит Мантуи белый мрамор. Всюду одна, мой брат, и потому мне страшен вид падуанских врат и генуэзских башен.

(с) Анна Ривелотэ

0

11

Содержит ненормативную лексику!

Свернутый текст

Средь хлебного, длинного, минного поля
Лежали валетом,
Катая во рту
Последние крошки лимонного лета,
Смеясь в пустоту.
И щедрое солнце вливало нам в глотку
Прямою наводкой,
Как теплую водку -
Литые лучи.
Мы сдали все явки, ключи и пароли,
Мы всё провалили,
Мы всё запороли,
Давай помолчим.
Мы жали на кнопки, курки и педали,
А все-таки мы никуда не успели,
Везде опоздали.
Для нас не раскроются бледные выси
И темные дали;
Маячила чаша Святого Грааля,
Но мы проебали.
Давай же испытывать жажду на прочность,
Седым пистолетом крутить у виска;
Слова мои - браво, какая неточность!
Душа моя, Боже, какая тоска.

(с) Анна Ривелотэ

+2

12

Чайный человек
В глазах его - горечь вчерашнего чая,
и сам он скручен,
как чайный лист;
смотрю - и душа моя молочает,
мой гитарист,
плывет разводами
белыми, чалыми -
талыми водами,
водами талыми.
Он гладит пальцами заскорузлыми
и говорит: не грусти, малыш,
нам никогда не должно быть грустно,
что ты молчишь? -
а в сердце вырос розовый куст,
и я не боюсь разомкнуть уста,
просто горло мое
разорвано
шипами розового куста.
Он шепчет,
мол, он чудовище,
жить с таким невозможно,
и на теле его давно
не осталось живого места,
а я потихоньку целую
и трогаю осторожно,
а потом звонит телефон,
и он
говорит с невестой.
А я стараюсь держаться,
и я пытаюсь прижаться,
будут другие ночи,
будет с другими жарко,
но я же всегда мечтала
зарабатывать много очень,
чтобы хватало денег
на вкусное и на подарки,
а всё разлетелось в клочья
остывшей спитой заварки,
рассыпалось черными хлопьями,
зернами кукурузными,
где ты, мой мальчик-опиум?..
Пальцами заскорузлыми
гладит: не надо плакать,
мол, ты такая красивая
в этом платье.

(с) Анна Ривелотэ

0

13

Чайный человек-2

Я целую его в пальцы,
перепачканные зелёным.
Пальцев пять, как у клёна.
Пять поцелуев, пять звонких монет
на удачу, которой всё нет и нет.

- Ну как ты сам? Подключил инет?
И как там твоя Алёна?
У нее день рожденья?
Давай ей что-нибудь купим.
Нарядим ее, как куклу, -
Ей всего девятнадцать лет!
Всего девятнадцать...
Молчишь. Кумарит. Я знаю.
Но это не повод не улыбаться!
Кстати, как хочешь,
но я вам достала билеты на MUSE.

Я целую его в глаза,
печальные, как у старой собаки.
Смеюсь.
Целую в скулу,
разбитую в уличной драке.
Сегодня я - уморительный кролик;
мой мир полон солнцем и спелой травой.
Мой Серёжа не мёртвый.
Мой Серёжа - живой
и кррасивый как чёрт.
Я встречаю его,
с понтом случайно,
и мы идем в чайную.
И по дороге
я читаю отчаянно идиотские монологи.
Изображаю Тома и Джерри,
Бритни Спирс и Шакиру,
распахнув пальто, демонстрирую
татуированные длинные ноги,
насвистываю, как птица.
Я хочу для него превратиться
в чистую радость.
Чище, чем самый лучший,
чем самый отборный мет*.

Он улыбается -
и я вижу жгучий
нестерпимый
сладостный
свет.

* метамфетамин, наркотик

(с) Анна Ривелотэ

0

14

Смотри
Скажи, любезный мой дружок,
как по-испански "сапожок"?
Смотри, как мне к лицу твой орден
четвертой степени ожог.
Смотри, как я смеюсь в ответ -
второй такой под солнцем нет;
когда оно к чертям погаснет,
я для тебя добуду свет.
Я у открытого огня
на поражение меня
согрею зябнущие руки,
чтобы теплей тебя обнять,
чтобы теплей тебя укутать
и никому не отдавать.
Я буду для тебя жива,
я буду кобра и сова,
смотри, какие самоцветы
я достаю из рукава.
Я для тебя пойду за край,
смотри, вот два билета в рай,
а хочешь, так возьми их оба,
но, ради бога, не теряй.
И даже если ты остыл,
смотри -
мне нужен только ты.
И только мне одной под силу
спасти тебя от слепоты.

(с) Анна Ривелотэ

0

15

Bourbon Street
Бурбон, бурбон, бурбонная чума пунцовым красит скулы. Рассыпаясь на пиксели, плывет перед глазами отель, где разбиваются сердца. А, судя по количеству любовей, так у меня их дюжина, наверно, была когда-то: виноградной гроздью, стучащимися алыми комками в груди теснились, а теперь разбиты, увы, разбиты, все до одного. Зеленая ковровая дорожка так далеко мерцает под ногами, рекой в ущелье меж зеркальных скал; бурбон качает барный табурет, я только белый блик на дне стакана, а вне отеля, как это ни странно, меня не будет, не было и нет. (Вы просто бедный фрик, о донна Анна, и не на вас сошелся клином свет). Прицениваясь, смотрят незнакомцы, и кольца дыма, ласковые кольца с любым меня готовы обручить. Но эта ночь обещана бурбону - смеюсь, и льдинки отвечают звоном, и вьется дыма шелковая нить. Одним глотком принять в себя со стоном, как принимаешь нового мужчину, бесстыдно подбородок запрокинув, залить в гортань многоголосый бред прекрасной выдержки, молниеносный хаос, с ума сойти, какой у вас букет. Смеюсь, и льдинки отвечают лаем, я знаю, это стая горностаев, они порвут меня на лоскуты. Стакан летит во тьму звездой падучей, ах, как смешно гасить пожар горючим, я одного хочу: туда, где ты.

(с) Анна Ривелотэ

0

16

Содержит ненормативную лексику!

Свернутый текст

Июнь
Ну беги, вылизывай по чужим берлогам четверых своих медвежат. Ты и так прочел по губам слишком много, не смотри, как они дрожат. Не смотри, как ревность зеленой желчью заливает мое лицо. Не смотри, как я ненавижу женщин. Будь отцом. По сравнению с этим великим делом остальное – просто фуфло. Не смотри, как взглядом остекленелым провожаю через стекло. У тебя глаза – как плоды паслёна, как подтаявший шоколад. Я сегодня встретила почтальона, он принес мне повестку в ад. Голос твой в телефонной трубке обжигает меня, как плеть. Почтальон сказал мне: идем, голубка, здесь немыслимо уцелеть. Соглашайся, мол, не предложат дважды, мол, нежнее огонь в аду, и не будет такой беспощадной жажды там, куда я тебя веду. А у тебя глаза – будто жженый сахар, смотрят так, что саднит во рту. Мне б послать почтальона с повесткой нахер, но и здесь мне невмоготу. Ну может, всё-таки не сегодня. Может, капельку подождать.
Но всё лютее
Всё преисподней
Всё, по последней –
И сразу спать.

(с) Анна Ривелотэ

+1

17

Послушай
Послушай: шаги мои странно и гулко и остро звучат в глубине переулка, от стен отражаясь болезненным эхом, серебряным смехом. Качаясь на пьяных своих каблучках, куда я такая? - не знаю, не знаю, мой голод, мой страх. Как ангел барочный, наивной любовью моей позолочен, убийственный мой. Однажды тебе станет жаль этой ночи, всех этих ночей не со мной. Послушай: шаги мои дальше и тише и глуше, сырой акварелью, размытою тушью становится мой силуэт. Я таю, и воздух меня растворяет, и вот меня нет. Есть город, деревья, дома и витрины, и странные надписи на осетрином, фигурная скобка моста. И до отупенья, кругами, часами, вот женщина с темными волосами, догнал, обернулась, простите. Не та. Не знаешь, теряешь, по капле теряешь, по капле, как кровь. Не чувствуешь, я из тебя вытекаю, не видишь, не спросишь, куда я такая, и сколько шагов моих гулких и острых до точки, где мир превращается в остров, не обитаемый мной - огромный, прекрасный, волшебный, холодный, ненужный, пустой.

(с) Анна Ривелотэ

0

18

Будет день
Будет день, я привыкну к тебе,
Ты привыкнешь к моим мужчинам,
И к болезненной худобе,
И к слезам моим беспричинным,
И к тому, что я много знаю,
И к тому, что я много пью,
Что не складываю - вычитаю
Жизнь свою.
Будет день, надо лишь дожить.
Сев на пряничного коня,
Ты беспечно сможешь кружить
По кругам карусели звездной.
Станет просто любить меня.
Очень просто.
И очень поздно.

(с) Анна Ривелотэ

0

19

С деревьями, не верящими в осень,
Прощается последняя листва
А я молчу. Меня уже уносит
Туда, куда не долетят слова

И облаков молочная река
Нас так неотвратимо разлучает
И я уже почти не различаю
Как ты зовешь меня издалека

Как тает там, внизу, земная твердь…
Я знаю, что пришла пора прощаться
С глазами, обещающими счастье,
Любимыми,
Не верящими в смерть.

(с) Анна Ривелотэ

0

20

Женщина ждет
Женщина ждет. Даже вмерзшая в лед.
Как оловянный солдатик стойкий.
Как сеттер ирландский в охотничьей стойке
Женщина ждет. И никак не поймет:
Вечность назад в нашей тихой Вселенной
Все повернулось наоборот
И все же с упорством военнопленной
Женщина ждет, что мужчина придет.
Нет, он давно не спешит ей навстречу,
Ни в этот, ни в будущий ветреный вечер
Он рук ей своих не положит на плечи,
Но глупая женщина плачет и ждет
Женщина ждет. Значит, все на местах
Значит, беда никого не коснется
Значит, мужчина уснет и проснется
С детской улыбкой на грешных устах
Он никогда не сумеет понять
Правила этой неправильной жизни:
Мир разлетится в зеркальные брызги,
Если ей вдруг надоест его ждать
Но женщина ждет - в снегопад, в гололед,
И безнадежная боль ожиданья,
Та, у которой ни дна, ни названья,
Даже во сне ей уснуть не дает
Сонное сердце пробито навылет -
Женщина ждет, что мужчина придет
Так подари же ей, Господи, крылья
Только за то, что она его ждет

(с) Анна Ривелотэ

0


Вы здесь » Сказочный мир » Понравившиеся стихи » Анна Ривелотэ