Сказочный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » Моя история любви в рассказах>>Невольные свидетели любви. Часть первая


Моя история любви в рассказах>>Невольные свидетели любви. Часть первая

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Первый

I. Знакомство

     Я так ясно помню тот первый день нашего знакомства, когда один из ребят нашей любительской музыкальной группы - мой тёзка Сергей по прозвищу Бумба привёл к нам на репетицию свою новую подружку. Мы не были с ним друзьями, даже приятелями назвать нас было трудно, но объединяющий нас коллектив, заставлял относиться с уважением друг к другу. Он представил её как свою девушку, отчего та залилась краской, потупив глаза. «Так, ничего особенного, серенькая мышка», - оценил я её  внешность и выкинул из головы её существование.
     Я, избалованный с детства материнским вниманием и любовью, очень рано, не успев повзрослеть, познавший радость секса и подсевший на него как на наркотик, привык воспринимать женский пол лишь как очень нужное создание природы со всеми свойственными этому полу премудростями для удовлетворения своих природных желаний, не заботясь совершенно о чувствах, нередко возникающих с их стороны. Я был невероятно лаком на женщин и выбирал девиц для утех чисто физически будоражащих мою плоть – ладно сложенных, с полной грудью и бёдрами, и многообещающим взглядом. А в этой «новенькой» моему оценивающему взгляду зацепится было совершенно не за что… И хотя я уже некоторое время был без партнёрши, и желания с каждым днём переполняли меня всё сильнее и сильнее, я всё же не удостоил её своим вниманием.
      … «Новенькая» уселась в центре зала и с замиранием слушала наше треньканье на гитарах. Сначала я не обращал на неё никакого внимания, и даже позабыл о её присутствии, но лишь однажды, переведя на неё взгляд, заметил, как она тут же отвела глаза, неестественно опустив их в пол. Репетиция продолжалась, но я стал путаться в аккордах, сбивался, забывал слова песен и в итоге, сорвав репетицию, был отруган руководителем. Ничего не оставалось, как всем разойтись по домам. На прощанье я пожал и её руку, на мгновение, задержав в своей. Девушка посмотрела на меня, улыбнулась и я, наконец, заглянул в её тёмные с золотыми лучиками, ясные глаза, но она снова застенчиво поспешила отвести взгляд.
     - До свидания. Очень было приятно с вами познакомиться,- произнесла она мягким голосом, быстро убрав руку. Она непринуждённо улыбнулась, и на её щеке появилась очаровательная ямочка.
Всю дорогу до дома я чувствовал какое-то тепло исходившее из моей ладони и даже пару раз повертел рукой перед глазами, чтобы убедиться, что она не излучает свет. Что-то взволновало меня в этой девушке, что-то знакомое и одновременно совсем неизвестное было в ней - светлый взгляд, нежная открытая улыбка и чуть заметная очаровательная ямочка на правой щеке, когда она так мило улыбалась…
     На следующую репетицию она не пришла.
     - А где же,… ну,… твоя девушка? - заикаясь, спросил я у её приятеля. – Прошла любовь, завяли помидоры? – неуместно сострил я.
     - Да попозже обещала зайти, я её встречу. Правда, хорошенькая? Мне тоже сразу понравилась, - не дожидаясь моего ответа, - радостно ответил Сергей.
     - Да, ничего так, - не выдавал я своего волнения.
     Она, конечно, пришла, от чего моё сердце радостно забилось. В этот вечер мне хотелось играть и петь только для неё. Наш коронный номер дискотек, от чего девчонки струями пускали слёзы и сопли, подпевая нам, хотя вряд ли понимали хоть слово – битловский хит «Мишель» - я пел, как никогда, посвящая песню лишь одной-единственной девушке. Я упрямо сверлил её взглядом, пытаясь понять, что в ней притягивает взгляд, за что я всё-таки зацепился, кого она мне сильно напоминает? Наши глаза на мгновение встретились,  она искренне улыбнулась, и мне показалось, что сегодня она пришла на репетицию не к своему приятелю…
    Расставаясь, на прощанье я поцеловал её нежную тонкую руку, от чего девушка в замешательстве трогательно вспыхнула румянцем, так же застенчиво улыбнулась, всматриваясь в моё лицо своими тёплыми карими глазами, потом, весело тряхнув пушистыми кудряшками, поблагодарила за понравившееся исполнение и была уведена домой своим приятелем. Я долго смотрел им вслед, она обернулась... и вдруг, сердце гулко ухнуло в груди, оглушив меня неожиданным воспоминанием…


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-27 11:47:11)

+2

2

ИнтрЫган! Такая капельная доза рассказа! Не честно!

0

3

УРА! Я могу это спокойно читать и оставлять комментарии.История захватывает и увлекает. Жду продолжения)

0

4

II. Предчувствие любви

  …Милая девушка бежала по цветущему полю мне навстречу. Светлые, пушистые волосы развевались по ветру, лицо озаряла широкая и совсем простая улыбка, солнце отражалось в её весёлых глазах. «Как же я люблю тебя!» - думал я, кружа её в своих объятиях.
   …Мы лежали в цветущей траве, глядя в высокое голубое небо. Кружевные прозрачные облака застыли над нами в полной недвижимости. На душе царил столь блаженный покой, что я даже чуточку испугался. Я перевернулся и, подпирая кулаками подбородок, смотрел с обожанием на девушку. Её ясный взгляд отвечал мне взаимностью…
http://s60.radikal.ru/i169/0904/88/1edc0f2345e2.jpg
   …Мы жарко обнимались, катаясь по траве… Я не понимал, почему не чувствую её, будто обнимаю пустоту… Вдруг, подняв глаза, увидел её убегающей от меня по полю.
   - Ты куда? – мой крик повис в воздухе.
   - Жди меня, я скоро приду! – ответила девушка и исчезла в солнечной дымке…
   Я проснулся. Солнечный луч бил прямо в глаза (я опять забыл с вечера задёрнуть штору). Долго лежал, закрыв глаза, будто пытался вернуться обратно в сон. Сон не был эротическим, но какие-то досель неведомые мне чувства не давали мне покоя…
   - Мальчики, давайте завтракать, - крикнула мать из кухни.
   Раньше мы с младшим братом наперегонки соревновались, кто первым займёт своё место за столом и кому достанется самый горячий блинчик. Я, обожавший своего братишку, всегда нарочно задерживался в ванной, чтобы отдать тому пальму первенства, и он, схватив первый блинчик, благодарно делил его со мной пополам…Теперь мы с ленцой еле-еле вылезали из постелей. Я доковылял до ванной и долго стоял под прохладными струями, ошарашено уставясь в потолок, – эта девушка из сна не выходила у меня из головы, она была не похожа ни на одну из моих многочисленных подружек….
   - Ну что ты копаешься сегодня, всё стынет, - проворчала мать, раскладывая по тарелкам завтрак. – Звонила Наташа.
   - Чего хотела в такую рань? – спросил я, набивая рот ещё горячей запеканкой.
   - Забить место на вечер, - хохотнул мой братец.
   - Не сказала, просто спросила, уехал ли ты на работу, - ответила мать.
   - Значит, проверяла, где ты ночевал, - опять сострил брат.
   С Наташкой я познакомился на работе, куда вернулся сразу после окончания службы. Она работала в медпункте в нашем корпусе, и я всякий раз забегал к ней во время перекура на чаёк, и вот уже два месяца она честно несла свою службу около моего тела. В тот день у меня не было настроения чаёвничать, и в конце рабочего дня Наташа сама поджидала меня у выхода из корпуса.
   - Чего ты сегодня даже не зашёл? – надула она и без того полные губы.
   - Да, некогда было, - отмахнулся я.
   - Пойдём куда-нибудь?
   - Не хочется чего-то, устал я, - сказал я сам того не осознавая, что сказал правду - я действительно устал от наших с ней отношений и чувствовал, что развязка очень близка…
   - Поедем ко мне? Мои сегодня уехали в санаторий, и я на целых три недели одна! Можешь остаться на это время у меня, - радостно предложила она и, обнимая меня за талию, ловко запустила свою ладонь под пояс брюк.
   Я пожал плечами, соглашаясь.
   С Наташей мне было легко и хорошо. Наташка страстно любила меня, в этом я ни секунды не сомневался и не страдала комплексами. Порой меня удивляло, как уверенно и непринуждённо она расхаживала по дому полностью обнажённой, как открыто наслаждалась сексом, когда на неё находило соответствующее настроение. Она являлась одной из тех женщин, о которых мечтает любой мужчина. Но вот сам, к сожалению, не мог ответить ей взаимностью. Я отдавал себе отчёт в том, что я совершенно её не любил, но охотно пользовался её услугами, проводя своё свободное время в её обществе. Я не был с ней честен и частенько развлекал себя новыми знакомствами.
   … - Ну что с тобой сегодня? – гладила она моё лицо, пытаясь заглянуть в глаза. – О чём ты всё время думаешь? Что-нибудь случилось?
   У меня ничего не получалось. Я почему-то совсем не хотел её сегодня. Я думал о своём сне. Я думал о девушке, которую, наверное, очень сильно любил во сне. Но больше всего мне не давали покоя новые чувства, которые мне пока не удавалось испытать. Конечно, все мои девушки нравились мне, но о настоящей любви говорить не приходилось. Не чувствовал я той всеохватывающей страсти, о которой мне доводилось слышать и о которой я так часто мечтал. Я знал, что такие чувства, наверное, существуют в реальной жизни, но только мне не суждено было испытать их. Мне, конечно, хотелось бы испытать настоящую любовь, хотелось понять, что же это такое, отчего все в мире просто сходят с ума.
   - Ну, давай, соберись, - ласкала моё тело Наташка. Она умело пробежалась пальцами по плечам, слегка разминая мышцы. – Ты очень напряжён, может быть сделать тебе настоящий массаж? – она принялась поглаживать мою грудь, постепенно продвигаясь ниже, ловко занимая верхнюю позицию.
   - Не могу, Наташ, извини, - быстро ссадил я девушку, встал и стал одеваться. В её глазах стояли слёзы.
   - Ты что уходишь? Совсем? – она выбежала за мной в коридор. – А я так радовалась, когда мои уехали, думала тебя порадовать…
   Я молча шнуровал ботинки.
   - Может быть у тебя есть другая? – осторожно поинтересовалась она.
   - Хм, может быть, - хмыкнул я и быстро вышел в прохладную ночь.
   Я бежал до станции, надеясь успеть на последнюю электричку. Народу на станции не было и я, закурив, стал медленно прохаживаться вдоль перрона, ёжась от холода. Я уже стал жалеть, что удрал из тёплой Наташкиной постели. Вдруг чуть впереди на скамеечке я увидел одинокий силуэт. Подошёл поближе и, бросив окурок, опустился на скамейку рядом с маленькой старушкой, опирающуюся на корявую палку. Мы так и сидели вдвоём, молча, скрашивая друг другу одиночество.
   - Бабушка, а вы умеете сны разгадывать? – внезапно спросил я. И почему-то, не дожидаясь ответа, рассказал ей свой сон во всех его подробностях.
   - Ты, милок, наверное, девушку провожал? – тихо шамкая губами, произнесла старушка.
   - Угу, - неопределённо отозвался я.
   - А любовь твоя ещё впереди, она почти рядом, только протяни руки, ухвати и держи её крепко, не отпусти, - каким-то убаюкивающим голосом говорила бабуля, а я словно во сне снова видел перед глазами ту девушку, бегущую мне навстречу.
   Очнулся я от стука открывающихся дверей подошедшей электрички.
   - Спасибо Вам, бабушка! – крикнул я старушке и быстро прыгнул в тамбур. Сквозь закрывающиеся двери видел, как старушка помахала мне в след рукой и послала воздушный перекрест. – Я постараюсь узнать её, - прошептал я, уезжая навстречу своим новым чувствам.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-27 14:42:57)

+2

5

Интересно, Сереж, а была бабушка-то? Или это внутренний голос? Мне кажется, в жизни так часто бывает... Мы внутри все знаем заранее, только себе не признаемся... Или боимся, или не понимаем сами себя...

0

6

Златик, бабушка была действительно, и мне казалось, что это моя знакомая бабушка и я должен был заговорить с ней... хотя видел её тогда в первый и последний раз...

0

7

Так бывает в жизни, я думала, только у меня... А оказывается, у всех... Острая потребность сделать что-то, в общем-то непонятное, но легко объяснимое в дальнейшем.

0

8

III. Соперник

    Я впервые с нетерпением ждал эту дискотеку. Мне хотелось играть и петь для неё, а в конце вечера пригласить на танец.   Я так долго ждал этого момента, но её приятель не отходил от неё ни на шаг, и нам оставалось только бросать друг на друга косые взгляды. Я всё думал, насколько серьёзны их отношения? И заметив, что, когда Сергей потянулся к ней для поцелуя, и она очень аккуратно подставила щёчку, у меня отлегло от сердца - значит всё было не совсем серьёзно. Это вселяло надежду. Наконец, вытащив сигареты, Бумба отправился на лестницу, потащив её за собой, но она вежливо отказалась и осталась стоять, подпирая стенку. Моё сердце бешено заколотилось. «Давай, действуй. Пора!» - подбадривая себя словами, я подошёл и пригласил девушку на танец. Она молча кивнула и подала мне руку. Мы и не танцевали вовсе, так топтались на месте, и я не мог наглядеться на её карие глаза, обрамлённые длинными тёмными ресницами. Была в них какая-то неподдельная чистота и, может быть, мне тогда просто показалось, но в них плясали чёртики… Она, заметив мой настойчивый взгляд, опустила глаза. Мои руки, обнимающие её тонкую талию, норовили опуститься ниже, к упругим небольшим бёдрам, ощущая их ритмичное покачивание… Я распалял себя фантазиями и чтобы как-то отвлечься спросил:
    - Ты красиво двигаешься. Любишь танцевать?
    - Да, пять лет занималась бальными танцами, - ответила она просто.
    - И вальс танцуешь? И танго?
    Она согласно кивнула.
    И тут меня осенила одна мысль. – А рок-н-ролл смогла бы? – спросил я, волнуясь, заметив её приятеля, входящего в зал. Мне очень не хотелось отпускать девушку от себя.
    - Думаю…, смогла бы, если бы была пара… - как-то неуверенно ответила она.
    И я, не отпуская руки, потащил её  через зал и крикнул ребятам: «Парни, рок-н-ролл!». Девушка что-то пыталась мне сказать, упираясь и тормозя движение, но ребята, похватав в азарте инструменты, уже настроились на игру. Я крепко обнял её одной рукой за талию, и, притянув к себе совсем близко, шепнул на ушко: «Давай, покажем класс!» Она, пыталась отказаться, отстраняясь от меня, но я был очень настойчив и вывел её в центр зала. В её глазах стоял испуг, нерешительность, но, поняв всю безвыходность ситуации, приняла-таки мою игру. Начали мы танцевать как-то вяло, но потом, почувствовав уверенность, вошли в такой раж, что потеряли контроль и отдались полностью этому заводному танцу. Несколько пар присоединились к нам, пробуя копировать движения. Моя партнёрша заражала меня своей весёлой, откровенной задорностью. Вот они эти чёртики в глазах! В конце танца я, театрально припав на колено, опрокинул её на спину, и, поддерживая одной рукой, опустился над её лицом. Её учащённое дыхание, полный удовлетворённого блаженства взгляд, так преданно устремлённый на меня, опять будоражил во мне фантазию… Глаза светились от счастья и испускали тёплые, пронизывающие насквозь лучи. Я, испытывая смешанные чувства, быстро в уме пометил себе на ближайшее время – «завоевать», потом, немного подумав, добавил через запятую – «завладеть».
    - Спасибо тебе, - притянув её совсем близко к себе и касаясь губами уха, поблагодарил я её за танец, и быстро узнав телефон, вернул её, сверкающему недобрыми глазами, приятелю.
    Расставаясь в этот вечер, я уже откровенно целовал её руки, умышленно дольше задерживая их у своих губ.
    - Я позвоню, - прошептал я одними губами.
    Она взглянула мне в глаза, и у меня сразу же потеплело внизу живота, а по спине помчался ручеёк пота. Чёрт побери! Что же эта девчонка со мной делает? Сейчас вид этой тонкой девушки выворачивал меня наизнанку. Как правило, мне доводилось встречаться с девушками, у которых пышные формы рвались наружу из-под одежды и меня это волновало, а тонкотелые существа с полупрозрачной кожей, какими бы привлекательными они ни были, никогда не пленяли меня. Она совсем не красилась и выглядела совершенным подростком! Но сам вид её, взгляд, голос определённо манили к себе… Внезапно я понял, что мне хотелось поцеловать её. Её губы казались такими мягкими и нежными, что мне до дрожи захотелось ощутить их движение своим ртом, ощутить их вкус, встретить её язык своим, крепко прижать её к себе, ощущая едва различимые под одеждой контуры её тонкого тела. Я заметил, как в глазах её мелькнуло удивление, потом она посмотрела вниз, пряча обуревавшие её эмоции, тряхнула головой, будто отгоняя навязчивое наваждение и опустила руку…
   
    Я нагло отбивал девушку у её парня, ясно чувствуя её взаимность. И вот однажды, на очередной репетиции я был вызван Серёгой на переговоры. Его кулаки чесались, и настроен он был очень воинственно, сразу протянув ко мне руки. Я, конечно, сам был довольно задирист, легко заводился и часто лез в драку, сбивая в кровь кулаки, но всегда придерживался одного правила, что вступать в драку следует только тогда, когда это действительно необходимо. Но это был неподходящий для драки момент, поэтому, спокойно отведя его руки, я предложил мирные переговоры.
    - Отпусти её, ведь ты бросишь её, как только она надоест тебе. Ты всегда поступаешь так со своими девчонками – лишь используешь их, - начал наступление он и, хотя его слова были абсолютной правдой на тот момент, они сильно задели и разозлили меня.
    - Ну, оставь её, зачем она тебе, она совсем не в твоём вкусе. Ты влез в наши отношения, разрушая их. Она не хочет встречаться со мной, - он уже начинал откровенно ныть, и меня это раздражало.
    - Она не марионетка, чтобы мы вот так за её спиной могли управлять её действиями и желаниями. Дай ей возможность разобраться со своими чувствами и решить всё самой, - резко отрезал я.
    - Она, по-моему, уже всё решила, выбрав тебя. Но она мне очень нравится! Оставь её, пожалуйста! – чуть не кричал он мне в лицо, умоляя.
    - Ты знаешь, она мне тоже нравится, - процедил я сквозь зубы не соврав и, развернувшись, оставил своего соперника наедине с его мыслями.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-05-06 17:58:45)

+1

9

Мне, как женщине, всегда интересно, неужели мужчины думают, что разбираясь между собой, с кем останется девушка, они действительно могут что-то изменить? Ведь в любом возрасте они устраивают такие "переговоры"... Они до такой степени наивны или это все же самодовольство?

0

10

Да, нет, конечно, Злат! Прекрасно мы понимаем, что наши разборки ни к чему не приведут! Ну такой уж просто бунтарский типаж у многих мужчин и зачастую большое чувство собствинечества. А за своё нужно как-то пытаться бороться! :)

0

11

IV. Начало

    Не было уже никаких сомнений – мне определённо нравилась эта девушка, и я едва ли мог в полной мере выразить своё восхищение ею. Мне хотелось просто так взять и притянуть её к себе и без всяких церемоний влепить поцелуй прямо в губы. И чёрт бы побрал моё мужское начало, но я хотел её! Всё было спокойно и мило до того момента, когда я положил руки ей на талию, пригласив на танец. Боже, да я просто умирал! Мне казалось она так подходит мне, заполняя все мои чувства тонким естественным женским ароматом и вызывая при этом горячую сладкую тянущую боль в паху, от которой не смог избавить меня даже холодный душ…

    Вскоре уже сам, провожая девушку домой, я задержался на лестнице и, притянув её к себе, тихо спросил: «Можно тебя поцеловать?» Она чуть кивнула головой. Мои большие тёплые ладони легли ей на плечи и я с осторожностью сначала лишь коснулся её губ. Это было очень приятно. Пожалуй, даже слишком… Поцелуй был лёгким, почти дружеским. Я ощутил приятный лёгкий аромат духов, по телу волной пробежали мурашки. Она покраснела, замерла на мгновение, и, сама, удивившись собственным чувствам,  вдруг запустила свои пальцы в мою густую шевелюру, ответила на мой поцелуй, так умело, приоткрыв навстречу губы и впуская внутрь мой настойчивый язык. Её руки соскользнули сначала мне на плечи, а потом обхватили крепкую шею. Мамочка, кажется, тону…  Поцелуй становился всё горячей, мои губы были слишком требовательны… Мы уже крепко обнимались. Сильная волна возбуждения пронзила моё тело, и я с какой-то звериной страстью впился в её рот, руки стали шарить по её телу, пытаясь найти лазейку, чтобы прикоснуться к нежной коже… Мы тяжело дышали. Ноги стали отказывать – подгибались. Начиналось какое-то безумие. Я терял голову и готов был овладеть ею прямо на лестничной площадке, теряя вместе с головой контроль над своими чувствами и желаниями… Внезапно  хлопнувшая входная дверь быстро привела нас в сознание. Мы с каким-то виноватым видом отпрянули друг от друга, она настороженно взглянула на меня, разомкнула руки, нежно провела пальцами по моей щеке, сказала тихо «До завтра» и умчалась. Я ещё стоял, не смея двинуться с места. Я трогал свои губы… «Кажется, мы сошли с ума», - вертелось в моей голове. «Наверное… Что же это ещё, если не сумасшествие? Но, господи, боже мой, мне хотелось ещё… как никогда прежде…»
    - Ох, чёрт! - простонал я про себя. Слова, сказанные ею, взгляд этих тёмных глаз, в которых можно пропасть без вести, вызывали в моём воображении картину нашего единства, слияния – переплетённые, сросшиеся воедино тела…  Нет! Боже мой! Нет… это всего лишь игра взбудораженного воображения, образ того, к чему я так опасно приближался.
    …Наши отношения развивались стремительно, обещая развернуться в красивый бурный роман, имея для этого самую главную предпосылку – желание обоих.
    Мы старались каждую свободную минуту провести вдвоём. Мы ходили в кино на последний сеанс, уединялись, как и большинство влюблённых парочек на последнем ряду, чтобы дать волю своим чувствам и рукам, совершенно не заботясь о происходящем на экране. 
Устроившись на уютных креслах, мы сладко и опасно целовались. Я вёл себя дерзко, и мы неостановимо приближались к некоторой границе. Новые чувства засасывали меня в пучину наших отношений, я отчаянно хотел бóльшего, но старался сдерживать свои эмоции и не торопить время, понимая, что эта девушка не из категории легкодоступных.
    Я ухаживал. Я, который не привык, к длительным ухаживаниям, добиваясь взаимного согласия с девушкой в какие-то два-три дня, откровенно бегал за ней, как собачонка! Я с большим удовольствием придирчиво выбирал цветы, и таял от счастья, глядя в её благодарные глаза, преподнося ей шикарный букет. Мы по долгу гуляли, по-детски держась за руки, часами разговаривали по телефону, и, хотя любовью ещё не занимались, в нашем общении уже присутствовал недвусмысленный подтекст.  И мне нравились наши отношения, но… природу не обманешь, и очень-очень скоро, уже с трудом сдерживаясь от её близости, я пригласил её домой. Мои родители уехали в длительную загранкомандировку, оставив меня с пятнадцатилетним братом в большой квартире. Зная, что брат долгими вечерами пропадает в своей компании, я вместо привычных гулянок по вечерним улицам, вдруг предложил ей провести этот вечер дома. Она сначала задумалась на мгновение, а потом согласилась, конечно, догадавшись, чем это может завершиться. Приглашение моё, я видел, обрадовало и как будто встревожило её. Меня самого трясло и лихорадило от волнения – мы оба прекрасно понимали, что сегодняшний вечер определит наши отношения. И она, как мне показалось, была несколько напугана. Обхватив её  лицо руками, я заглянул в её глаза:
    - Ты точно уверена, что хочешь ко мне в гости? - прошептал я чуть слышно, целуя её глаза и губы, боясь услышать отказ.
    - Да, - тихо, но уверенно ответила она.
http://s42.radikal.ru/i098/0904/b6/d8f528bb03eb.jpg
    Мне страстно захотелось, чтобы она зашла. Мы были вместе уже полтора месяца, и я отчаянно желал близости с ней. И вот уже спустя несколько минут мы шли ко мне домой, я не выпускал её руки из своей, поглаживая большим пальцем её ладошку. Сегодня моей задачей было вызвать её интерес к себе и сделать так, чтобы ей понравилось быть со мной… Но оказавшись наедине с волнующей меня девушкой в тишине своей квартиры, я вдруг почувствовал  испуг, оцепенение обволокло меня липкой паутиной. Я не знал, как всё начать! Я ругал себя на чём свет стоит, что язык немеет, сердце стучит слишком быстро и громко, руки трясутся, мысли путаются… И первое, что мне пришло в голову, впустив её в квартиру, предложить: «Может чайку?»
    - Давай, конечно! – с каким-то радостным облегчением отозвалась она.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-27 15:23:09)

+1

12

Интересно, а юношеские чувства только кажутся подлинно глубокими, или они и являются основой для познания настоящей любви?

0

13

У кого как, наверное.... Для меня они открыли новый мир и я полностью переселился в него вот уже на сколько лет!

+1

14

SerjAnd написал(а):

И первое, что мне пришло в голову, впустив её в квартиру, предложить: «Может чайку?»

Обрадовал,  и я думаю это было лучшее что можно было сказать или сделать.

+1

15

Продолжение


   
    И вот мы сидели и пили чай, уже по второй чашке. Пили чай и разговаривали, боясь, лишний раз посмотреть друг на друга, чтобы не встретиться глазами. Хотя и без того уже всё было ясно. Время шло, я нервно поглядывал на часы, тряся под столом ногой. Я хотел её, но язык не поворачивался сказать об этом вслух, боясь спугнуть её такую милую, домашнюю и очень, очень близкую. Я вёл себя, как самый неопытный юнец. Мой голодный взгляд бродил по её лицу. Кожа её была мягкой и шелковистой…
    Я испугался, что сейчас она поднимет голову и поймёт, что со мной происходит. А со мной происходило… Рот мой попеременно то высыхал, то наполнялся большим количеством слюны, и я судорожно сглатывал её. Вдруг она подняла на меня глаза,  как будто всё поняв, и положила свою ладонь на мою горячую руку… От неё исходило такое успокаивающее тепло, я поднял её узкую ладошку и стал целовать тонкие изящные пальчики. Другой рукой она нежно гладила моё лицо как бы обрисовывая нос, брови, глаза… Мы потянулись навстречу друг другу и прикоснулись губами… Всё закружилось вихрем в голове. Схватив её в охапку, я покрывал лицо торопливыми и настойчивыми поцелуями, тяжело дыша и еле сдерживая своё нарастающее возбуждение.
    …Мои пальцы не слушались, я никак не мог справиться с малюсенькими пуговичками и крючочками, она, тихонечко посмеиваясь, освобождая меня от рубашки, старалась помочь мне. Наконец, мои руки коснулись её гладкой кожи, я прижал её к своей обнажённой груди, и сладкая волна истомы пробежала по мне, отзываясь бурным жаром чуть ниже пояса. Я гладил её стройное нежное тело, лаская руками его волнующие изгибы, о существовании которых, как мне казалось, она даже и не подозревала, нося свободную одежду. Мне стало трудно дышать,  лёгкое головокружение, грозило мне потерей равновесия и я, резко подхватив девушку на руки, бережно отнёс её в заботливо подготовленную заранее кровать…
    Мягкий свет прикроватной лампы освещал её обнажённое тело, я открыто любовался им – его стройность и гибкость, плавность линий, шелковистая кожа, не позволяли остановить моих ласк. Её маленькая упругая грудь, как задорно вздёрнутый курносый носик явно заигрывала со мной, вздымаясь и опускаясь от учащённого дыхания. Я припал к груди губами, её тело, чуть прогнувшись в спине, быстро отозвалось, на мои ласки. Она напоминала тугой бутон, готовый вот-вот развернуться в прекрасный цветок розы под моими руками… Её руки нежно гладили мою напряжённую спину. Её ещё неуверенные ласки доставляли мне новое наслаждение и совсем иное, чем то, что я находил у  своих прежних партнёрш. Я впился своим ртом в её губы… Это был долгий настоящий поцелуй. Он сначала был благоговейным, а потом превратился в воронку, из которой один переливался в другого, и поцелуй был не обещанием чего-то дальнейшего и бóльшего, а самим совершением, и разрешением… Я почувствовал, как она задрожала. Долгое отсутствие у меня женщины не позволяло мне всё более увлекаться прелюдией, я боялся, что моя неутолённая страсть выплеснется из меня  преждевременно. Мой голод был молодой, зверский, и я чувствовал её готовность ответить мне.
    - Девочка моя, я так хочу тебя, - наконец вырвалось у меня толи со вздохом, то ли со стоном и в тот момент, когда я подался чуть вперёд, уловил в её распахнутых глазах некоторое замешательство или страх, но может быть, тогда мне это только показалось. Моё возбуждение было настолько велико, что я, теряя контроль над действительностью, не мог ни на секунду задержать своё сознание и, резко уходя вперёд, преодолев мгновенное давление, провалился в поглощающую меня сладострастную бездну…

http://s51.radikal.ru/i134/0905/29/5ad951292fdc.jpg
   
    И внезапно её тихий вскрик, моя бурным потоком выплёскивающаяся страсть, оглушили меня, взорвали тело судорожной дрожью, у меня перехватило дыхание, перед глазами потемнело, казалось я парил в невесомости, испытывая непередаваемое умиротворение и сладкое чувство переполняющего меня удовлетворения… Лишь лёгкая колющая боль на моих плечах  и её вскрик возвращали меня с небес на землю… Я рухнул на девушку, зарыв лицо в её влажных волосах, разметавшихся по подушке. Она держала меня, крепко прижав к себе, тело её ещё трепетало.  Я жарко обнимал ещё вздрагивающее изогнутое дугой её тело, припав лицом к вздымающейся от частого дыхания груди, ощущая учащённо бьющееся сердце. Она лежала, закрыв глаза, закусив нижнюю губу. Её руки крепко обнимали мои плечи, ногти, несильно вонзившиеся в кожу, были причиной саднящей боли…
    Я шевельнулся, и она отпустила меня. Перевернувшись на спину, я закрыл глаза руками. Смутная догадка происшедшего медленно возвращала меня в действительность - секунду я убеждал себя, что, по-видимому, сам вообразил себе маленькое начальное препятствие в нашей близости и что, конечно же, она не могла быть девственницей. Как бы то ни было, но её типа девушки не дарят свою невинность практически незнакомому мужчине. Хотя она подарила, и это было очевидно - я оказался первым… Я знал, что до нашей встречи она два года встречалась с парнем, но никогда бы не смог подумать, что их отношения были целомудренны.
    Она ждала, глядя на меня. Неожиданно она занервничала от ощущения своей непроходимой наивности – она даже не имела представления, что полагается в таких случаях говорить или делать.
    - Почему? – спросил я строгим упавшим голосом. – Почему ты ничего не сказала мне? – повторил я, не отрывая руки от глаз.
Она приподнялась на локте и облизала губы.
    - Ты злишься? Но почему? – спросила она испуганно и провела кончиками пальцев по моим рукам. – Ведь… всё было хорошо?
    Я отнял ладони от глаз и посмотрел на неё: - Почему? Я скажу тебе почему…
    Она смотрела на меня округлившимися от испуга глазами, в которых блеснули слёзы, и тихонечко всхлипнула.
    - Я сделал тебе больно… Я слышал, как ты вскрикнула… Если бы я знал, то был бы осторожен, чертовски осторожен. И для тебя всё было бы так, как надо… Ты извини, я злился на себя. Мне непереносимо, что я причинил тебе боль. Прости, прости, прости меня, - усыпая её дрожащими поцелуями, шептал я. - Почему, почему ты не сказала мне? Я не был бы так несдержан… Почему ты ничего не сказала? – не унимался я, нависая над ней и гладя в её спокойное умиротворённое лицо. - Я был таким резким, грубым, таким…
    - Чудесным! Всё было так чудесно… Я благодарна судьбе и твоей роли в моей жизни. И я сама хотела этого…, – она протянула руки, обнимая меня за шею, привлекла к себе и нежно поцеловала в губы...
    Позже, когда мы стали постоянными любовниками, я убеждал себя, что это просто секс и ничего больше. Мне очень хотелось быть вместе с ней, я даже представлял ни один день и ночь, проведённые вместе, но также понимал и то, что её мысли занимал вовсе не голый секс, она просто хотела чувствовать возле себя и любить верного и надёжного мужчину. Я же, в отличие от неё, испытывал совсем другие, противоречивые чувства. С одной стороны я испытывал новые ощущения с этой девушкой и был уверен, что её отзывчивость готова преподнести ещё не один счастливый миг блаженства,  но с другой стороны её невинность и чистота никак не сочетались с моим непостоянным характером – я никогда не был постоянен со своими партнёршами, и сознание того, что в скором времени наши отношения  должны будут прерваться, сильно травмировав её, всё решительнее подталкивало меня к тому, чтобы их прекратить в самом начале, я не хотел быть нечестным с ней. Однако я всё время хотел её. Моё предательское тело напоминало об этом каждый раз, когда она была рядом. И чтобы всё для себя решить, я напросился на недельную командировку, оставив свою девушку в полном неведении моего отсутствия.
       Я должен был принять только одно единственное верное решение, что мне делать с этой девушкой и надеялся, что предстоящая командировка сможет кое-что для меня прояснить…


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-05-06 17:40:57)

0

16

Одно единственное верное решение... Мужчины так часто говорят эту фразу... А потом ведь передумывают.. И снова решают... И снова передумывают...

0

17

V. Решение

    Во время моей командировки, я сначала, к сильнейшей своей досаде, обнаружил, что разлука не уменьшила моего влечения к ней. Более того, теперь все мои мысли были заняты только этой девушкой. Я уже успел привыкнуть к её озорным глазам, которые светились, когда видели меня, её светлой улыбке и ласкающему слух голосу. Мне повсюду мерещилась её стройная фигурка, а её тихий голос звучал в моих ушах. Мне было трудно сопротивляться её обаянию и я признавался себе, что испытывал уже нечто большее, чем простое удовольствие, когда ощущал вкус её чувственных губ и от прикосновения её маленьких рук, которые ещё очень неумело ласкали моё тело… Мне было приятно ощущать её совей девушкой и наслаждаться радостью наших встреч. Да! Чертовски приятно! Было ясно, что не прошло и двух месяцев, как эта девушка полностью завладела не только моими мыслями, но и моё тело безумно желало её прикосновения. И мои одинокие ночи доказывали, что она теперь стала неотъемлемой частью моей жизни. У меня появилось ощущение, что я, независимый молодой человек, который никогда не нуждался слишком в длительных отношениях с девушками, никогда не испытывавший глубокой к ним привязанности, сейчас находился у неё в плену…
    Решение пришло ко мне внезапно, измучив меня бесконечными мыслями и постоянным взвешиванием всех «за» и «против» наших отношений. Я долго размышлял о том, почему её появление в моём доме доставляло мне радость и почему мне нравится о ней думать…
    А я почти постоянно думал о ней. Впрочем, я думал о ней со дня нашей первой встречи. Было в этой девушке что-то непостижимое, что заставляло постоянно вспоминать о ней, какими бы делами я ни занимался. Я вспоминал наше знакомство и радость, переполнявшую меня в каждый день наших встреч… У меня сохранились яркие воспоминания о её гибком и податливом теле, движущемся с моим в унисон, о её ногах, обнимающих мои бёдра, о её стонах удовольствия, когда я целовал и ласкал её, о её ногтях, впивавшихся в моё плечо, когда мы вместе достигали пика наслаждения… Я пока толком не разобрался в своих чувствах к ней, но я хранил память о тех страстных вечерах и у меня были ощущения чего-то незаконченного между нами и какой-то непонятной вины перед ней…
    Сейчас мне нестерпимо хотелось купить билет на ближайший рейс, чтобы отправиться к ней  - больше всего я стремился просто оказаться рядом с ней, я откровенно скучал. Однако вскоре это место заняли совсем другие чувства. Это было нечто такое, что я сразу определил, но в чём боялся признаться самому себе. Когда я провёл с ней тот вечер, я всё же ещё не был так увлечён ею. И это не позволило мне осознать, что девушка, которую я держал тогда в своих объятиях, и стала моей настоящей любовью. Это были нежность, страсть, отзывчивость и доброта, которые я помнил и которые, наверное, уже полюбил. Я много раз увлекался девушками, но это почему-то перестало меня радовать. Однако пока ни одна девушка не смогла зажечь ту искру в моём сердце, из которой и разгорается пожар любви. Ни одна, пока в моей жизни не появилась она… Я очень скучал по ней всю эту долгую неделю, она снилась мне почти каждую ночь, и сны были наполнены нежными взаимными чувствами.
    … Моя любимая убегала от меня по цветущему полю, солнце пряталось в тучи, и неласковый ветер налетал на меня, будто отталкивая от неё.
    - Куда ты? – кричал я ей вслед.
    Она что-то кричала не оборачиваясь, ветер заглушал её ответ.
    - Постой, я люблю тебя! – надрывался я, силясь перекричать налетевший порыв ветра. Я задыхался, сердце гулко стучало в ушах, я не мог догнать её… Редкие капли дождя приятно холодили разгорячённое от быстрого бега лицо. - Постой же, постой, - уже шептал я, безвольно опускаясь на землю. Девушка быстро исчезала вдали…
    - Вставай, - кто-то настойчиво тормошил меня за плечо. Я поднял глаза и увидел знакомую старушку. - Беги, ты успеешь догнать её. Только поймав, держи крепче и не отпускай, - очень спокойно и уверенно произнесла старушка. Я встал и с новыми силами припустился вперёд по полю, за своей любовью. Ветер, будто изменив ко мне отношение, мягко подталкивал меня сзади, подгоняя, и в тихом шелесте травы мне слышалось: «Успеешь, успеешь…»
    Это был лишь сон. Сон, который поставил точку в принятии моего решения.
    Вечером, за день до приезда, я позвонил ей. Телефон быстро отозвался её тихим сдавленным голосом.
    - Привет, - старался я не выдать своего волнения. – Я в командировке, завтра приезжаю. Извини, что не позвонил, так глупо получилось… - забивал я эфир своим безудержным признанием.
    Она молчала, дыша в трубку.
    - Ну не дуйся, пожалуйста, всё в порядке, просто так получилось. Я очень соскучился, а... ты? - и хотя слова вылетали из моего рта, как пули, я уже понимал, что это сражение мною проиграно.
    - Я тоже, - тихо ответила она и положила трубку.
    Я ещё долго слушал частые гудки, не понимая, что случилось… Что, если она не захочет иметь со мной дело? Вдруг, в самом деле, она не любит меня, и я тоже был для неё всего лишь случайной связью? Сжечь за собой все мосты и не оставить себе никакого запасного варианта? Ну и положение! Я никогда не испытывал подобных чувств ни к одной другой девушке, и влюбившись впервые, потерял покой. Конечно, я предпочёл бы постоянно носить розовые очки и взирать сквозь цветные стёкла на окружающий мир, где меня постоянно сопровождали вседозволенность и безнаказанность – этакий баловень судьбы. Но только теперь, когда незаслуженно обидел девушку, я вдруг испытал укор совести. Мне стало стыдно за своё недостойное поведение, словно кто-то внезапно сорвал с меня эти очки и заставил посмотреть на себя и других в реальном свете. Я теперь очень боялся потерять эту девушку. Мне очень хотелось оказаться рядом с ней, почувствовать, как она обнимает меня, ощутить её тепло и знать, что ничего плохого с нами никогда не случится.
    Любовь – это химическая термоядерная реакция, которая обязательно кончается взрывом. Взрывом в счастье или в несчастье, иногда – в никуда. Как же мне хотелось любви! Как давно я её ждал! Как долго к ней шёл! И встретил. И узнал. И струсил…


Продолжение следует...

0

18

VI. Месть или борьба за счастье

    Телефонный разговор, происшедший уже после моего возвращения из командировки, оставался таким же сухим и безрадостным.  Я терялся в догадках, что такого могло произойти за неделю, что она не хотела со мной даже разговаривать. Я жаждал встречи…
…Она была необыкновенно хороша, даже казалась мне вызывающе прекрасной! Её недлинные светлые локоны непослушно выбивались из-под трикотажной шапочки и небрежно касались плеч, а грустные карие глаза восхитительно блестели под длинными шелковистыми ресницами.  Я чувствовал, что нахожусь на краю пропасти, которая зовётся любовь…
    Я был безумно счастлив видеть её вновь. Уже очень давно я не испытывал такой чистой радости. Я успел очень сильно соскучиться. Когда я это понял, то даже испугался. Я её едва знаю, но все последние дни командировки думал о ней ежечасно. Мне так не хватало наших с ней разговоров. Хотелось знать, чем занята она, думает ли обо мне… За это время, что мы встречались, я уже успел привыкнуть к её размышлениям и юмору и во время командировки болезненно ощущал её отсутствие.
    - После отъезда я всё время думал о тебе.
    - Я тоже о тебе думала, - созналась она. – Я рада, что ты вернулся. Честно говоря, я не ожидала, что ты мне так скоро позвонишь.
    - Я и сам не ожидал, - вдруг вырвалось у меня. – Хотя нет, ожидал. Я знал, что позвоню тебе, как только вернусь и обязательно увижу тебя. - Я так соскучился, - обняв девушку, я горячо прижался к её губам, но она не ответила мне. Я прекрасно понимал, что обидел её, просил прощения, но её так ярко вспыхнувшие ко мне чувства почему-то сейчас не подавали признаков жизни. Она была равнодушна ко мне, хотя её глаза… в них я увидел боль и сожаление.
    Я пытался заново с нуля начать свои ухаживания, пытался доказать свои чувства и вдруг однажды у подъезда она спросила:
    - Я совершила глупость только один раз в своей жизни. Может быть, не стоит всё это развивать дальше?
    - Что «это»? Наши отношения, нашу связь ты называешь безликим словом «это»? «Глупость»? Так ты расцениваешь наши встречи,    проведённые со мной? – начинал заводиться я. Я же рассматривал в то время её как спасение, ниспосланное мне с небес, и, когда бы я ни думал о ней потом, это всегда вызывало у меня улыбку, особенно от воспоминания о возникшей впервые тогда между нами близости.
    - А как же моя роль в твоей жизни? Я её ещё не доиграл… Ты всё забыла, что было? – меня заносило на поворотах, я резко притянул её к себе и заглянул в глаза.
    - А разве между нами что-то было? Разве наша связь волнует тебя? И как дальше ты собираешься доигрывать свою роль? – не унималась она. - Так же бросишь, не заботясь о моих чувствах, как бросал каждую наскучившую тебе девушку? Нет у нас никаких отношений! – яростно отрезала она. – Я уверена, что ты обычно не возвращаешься к обсуждению своих мимолётных приключений! – её слова больно резанули по сердцу.
    Я молчал. Она была абсолютно права, но откуда она могла знать это? Кто в моё отсутствие провёл с ней массовую агитацию против меня? Мне доставило боль то, как она небрежно меня отбросила. По её тону было ясно, что она не хотела продолжения отношений, и это меня очень сильно раздражало. 
    - Я не жалею о случившимся. И даже была счастлива в этот месяц, но я не хочу фальши в наших отношениях, не хочу быть брошенной, поэтому ты свою роль уже сыграл в моей жизни, - уже тише и без раздражения проговорила она.
    - А теперь послушай меня, - я крепко сжимал её плечи, силой удерживая возле себя. - Да, я - негодяй, бабник, своенравный, самовлюблённый эгоист! Какими ещё эпитетами меня наделили доброжелатели? Но ты не думала, что ещё я просто человек. Каждый из нас имеет не только право на ошибку, но ещё и на счастье! Ты никогда не задумывалась, что мы не каждый день встречаем своё счастье, иногда это бывает лишь однажды и неважно, кем и какими мы были до этого – оно одинаково обрушивается на любого! Ведь и ты была счастлива! Как же так легко ты можешь от него отказаться? – вопрошал я её, тряся в своих руках. Она рванулась от меня. Бесполезно. Я только крепче ухватил её за плечи обеими руками.
    Она отрицательно покачала головой и отчаянно брыкаясь, пыталась заставить меня отступить. Но все её попытки закончились плачевно. Я, как клещами, зажал её шею согнутой в локте рукой.
    - Нет! – горячо выдохнула она, тщетно пытаясь освободиться от моих крепко сжавших её рук.
    А дальше… наверное, земля разверзлась у нас под ногами. Не было нежности, не было страсти. Была одна только ярость, но, когда я приник к её губам, она была уже неспособна защищаться. Её губы слегка раскрылись, поддаваясь несокрушимому зову собственной плоти. Её губы даже не обжигали – жгли, как раскалённые угли. И не волна нас мягко несла на себе, а свирепое цунами подбрасывало и швыряло, тела колотила крупная дрожь. Но всё равно, - лучше этого ничего у меня в жизни не было. Я готов был стоять так годами… Наконец поцелуй кончился. Не хватало воздуха.
    Я приподнял за подбородок её голову и, глядя на неё мутными глазами, хрипло спросил:
    - Ты и теперь считаешь, что нам не надо больше встречаться? Ты действительно не хочешь разделить со мной наше счастье? Ведь ты так легко ответила на мой поцелуй…
    - Ну… моя реакция на тебя… - она старалась придать голосу столько жёсткости, сколько могла, - означает лишь то, что ты очень… умелый любовник… И это ничего не доказывает, - сказала она на одном выдохе.
    Но я был почти уверен, что не ошибся в её ответной реакции на мой поцелуй… Я также был уверен, что в этот момент хотел поцеловать её снова!
    - И мои прежние ошибки не простительны… - не успел я закончить фразу.
    - Сколько раз ты ошибался? Скольких таких, как я, желавших быть счастливыми, ты бросил, заставил страдать? А Наташа? Ты хоть раз задумался о том, что она любит тебя и сильно страдает… Я не хочу страдать, поэтому мне проще не встречаться с тобой, - упрямо прошептала она.
    - А мне это оказывается совсем непросто, - задумчиво хмыкнул я, смотря ей прямо в глаза. - Судьба свела меня с тобой, и, кажется, нам ещё не время расставаться. Мы всё равно сумеем построить свои отношения в нужное время. Я полагаю, что твёрдая основа уже заложена. Так что моя роль в твоей жизни ещё не сыграна, я не прощаюсь, - выпустив её из рук, я повернулся и зашагал прочь от дома.
    Она действительно сумела разжечь во мне новые чувства и ощущения, которых я жаждал снова и снова, признавал я с восхищением. И так же точно я был уверен в том, что она тоже будет долго помнить все вечера, которые мы провели вместе. И как бы ей ни хотелось этого, но мы уже не можем оставаться просто случайными знакомыми.
    Когда я пришёл домой, руки у меня тряслись, а во рту пересохло настолько, словно его выложили наждачной бумагой. Мне очень хотелось выпить чего-нибудь крепкого. Моя уверенность в успехе сильно пошатнулась. А ведь свою миссию я начинал в приподнятом настроении. Но теперь, окунувшись в реальность, я осознал всю сложность затеянного. Я чувствовал сильное влечение к этой девушке, а через несколько дней понял, что серьёзно влюблён. У меня всегда было много друзей, потом стало и много подружек и мне казалось, что я был хорошо знаком уже со всевозможными чувствами. Но был уверен, что одного чувства я ещё никогда не испытывал - я не знал, что такое любовь. Конечно, я любил своих друзей, и подружек, казалось, любил, но совсем не так, чтобы сердце замирало в груди, как когда я смотрел на неё, не так, чтобы я хотел быть с ними всё время, как  хотел быть с ней. И я хотел быть с ней, совсем не потому, что это было нужно ей, - я понял, что это нужно было мне! Любовь пробудила во мне массу эмоций и ощущений, о существовании которых я ранее даже и не подозревал… Это была всепоглощающая любовь, которая полностью завладела мною. Безумная любовь, смешанная с физическим томлением… эта безрассудная неподвластная разуму страсть, стремление к другому человеческому существу. Вот она, любовь, которая, как я думал, никогда не придёт ко мне. Вот она, любовь… ужасная, рвущая сердце боль…
    На следующий день я, изрыгая ругательства, ворвался в медпункт. Наташка как раз поднималась из-за стола и застыла с открытым ртом.
    - Как ты могла? Зачем ты всё рассказала ей? Это подло… Мы же кажется всё выяснили, наши отношения исчерпали себя! Какого чёрта ты лезешь в мою жизнь? - не скупясь на брань, я надвигался на бывшую подругу.
    - А ты как мог? Как мог уйти от меня в тот день? Как мог наплевать на наши отношения и променять меня на эту неопытную серость? – выпустила коготки ревнивая девица. - Ты же красив с головы до ног. Ты можешь лишь скользнуть взглядом по толпе, и любая приглянувшаяся тебе девчонка готова броситься тебе на шею. Да что же ты в ней нашё-ё-ё-ёл? - уже отчаянно скулила Наташка.
    С того самого злополучного дня Наталья избегала встреч со мной, готовясь, по-видимому, нанести серьёзный удар.
    - Замолчи! – я был готов ударить её, уже занеся над ней руку. – Значит, это месть?
    - Нет, это борьба за своё счастье. И я не отступлюсь, - вдруг заревела Наташка, бросившись обнимать меня. – Я люблю тебя… Ну чем? Чем она лучше меня – неожиданно закричала она. – Что в ней такое, чего нет во мне?
    Хочется правды? Вот возьму и скажу. Что тогда будешь делать? - Дух захватывает, - усмешка получилась откровенной. – Про всё забываю…
    - Значит, у вас уже всё было, всё по-взрослому… - глотая слёзы, заключила она. – Моё место заняла новая игрушка…
    - Пойми ты, в любом случае между нами всё кончено, я не вернусь к тебе, даже если не буду с ней, - пробовал я успокоить её.
    - Ты предатель, - тихо всхлипывая, произнесла он.
    - Наташа, я же ничего тебе не обещал… Мы даже не объяснялись в любви, - только сегодня она сказала об этом впервые. - Какое-то время нам было хорошо вместе, и я благодарен тебе за это, честно. Но, Наташа, в моём сердце другая…
    - Но ты её ведь тоже бросишь, когда наиграешься, ты не умеешь любить… - всхлипывая, твердила Наташка.  - Слушай, может быть, последний раз, побудь со мной, мне так тебя не хватает… - она просительно заглядывала в мои глаза, обнимая, и пытаясь поцеловать.
    - Прости, - уворачивался я от её настойчивых рук и губ. - Не могу, не хочу… Оставь нас, пожалуйста. Я резко вырвался из её объятий и выскочил в открытую дверь.
    - Всё равно. Я не отступлю. Ты мне нужен, и ты со мной будешь, - прокричала она мне вслед. – А с ней у тебя всё равно ничего не получится!
    - На что ещё способна ревнивая, брошенная женщина? – думал с горечью я, удаляясь от кабинета. Её слова «ТЫ НЕ УМЕЕШЬ ЛЮБИТЬ» колокольным звоном отдавались в голове.
    Наташка не отпускала - она поджидала меня каждый день после смены у корпуса, и нам приходилось вместе идти до метро. Разговоры были пустые, она старалась обвинить меня в нашем разрыве, вспоминая наши встречи, хваталась за руки, прижимаясь ко мне всем телом, но меня оно больше не волновало. Меня не волновало больше ничего, кроме наших отношений с  моей строптивой девчонкой.


Продолжение следует...

0


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » Моя история любви в рассказах>>Невольные свидетели любви. Часть первая