Сказочный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » Любви все возрасты покорны!>>История любви моих родителей


Любви все возрасты покорны!>>История любви моих родителей

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

I. Первая встреча

    Познакомились они на вечеринке у её двоюродного брата. Она случайно зашла в комнату, где гуляла подвыпившая молодёжь, да так и осталась там, увидев глаза напротив… его глаза. Он тоже обратил внимание на вошедшую белокурую девушку.
    - Что за принцесса? – толкнув локтём, спросил парень у своего друга, уже явно предугадывая его ответ. – Неужели Ларка?
    - Да, - небрежно отозвался приятель о своей младшей сестре. – Подросла сестрёнка! Вот приехала на месяц погостить… Что запал, Андрюха?
    А Андрюха уже не мог оторвать глаз от нежного существа с пронзительно голубыми глазами… Он её помнил из детства, когда она приезжала несколько раз в гости к Мишке на семейные торжества. Тогда, много лет назад девчонки садовского возраста не очень-то интересовали «взрослого» человека 7 или 8 лет…
    - Давай, Лариска, садись с нами! – позвал Михаил свою сестру, подвигаясь и освобождая ей место на лавке. Он обхватил девушку за талию, притянул к себе и звонко поцеловал в щёчку. – Снегурочка…
    Девушка от внезапной ласки брата залилась краской. Она, опустив голову, бросила быстрый взгляд на парня напротив и заняла своё место за столом. Ей приглянулся этот весёлый балагур с тёмными пышными волосами, с озорными глазами и зычным голосом, так умело играющий на баяне и распевающий задорные песни. Этакий ухарь! В этот вечер они сидели напротив друг друга и она обменивалась лишь взглядами со своим визави…
    А Андрей? Андрей потерял покой и сон – белокурая красавица полностью завладела его душой и сердцем. И он зачастил к Мишке, постоянно подыскивая предлоги, чтобы хоть на минутку забежать к нему домой и бросить взгляд на его кузину.
    - Может быть, останетесь, Андрей, мы чай собираемся пить, - как-то однажды пригласила она его к столу.
    И Андрюша, растеряв враз всё своё ухарство, вдруг онемел, лишь отчаянно кивая головой в знак согласия.
    Чаепитие окончилось за полночь, молодые люди долго сидели за столом и не могли наговориться, вспоминая свои детские впечатления и наслаждаясь настоящими вспыхнувшими чувствами.

II. Прощание

    - Мне пора, - сказал вдруг Андрей, положив свою горячую ладонь на руку девушки.
    Она не убрала руку, а лишь невинно взглянув в его тёмные как вишни глаза, улыбнулась и тихо спросила: - Придёшь завтра?
    Андрей, не веря своему счастью, кивнул головой и быстро, встав из-за стола, скрылся в темноте пряной южной ночи…
    Они встречались каждый день – рано-рано утром, совсем не по дороге на работу, Андрей прибегал к Мишкиному дому и оставлял на крылечке безымянный букет цветов. Ларочка, вдыхая их нежный аромат, мечтательно закрывала глаза, предвкушая события предстоящего вечера – так для неё начиналось каждое утро. А вечерами они уходили к морю и до самого заката босиком бродили по кромке воды, крепко держась за руки. Всякий раз, провожая девушку домой, Андрей на прощание прижимал её к себе в надежде на поцелуй, но Лара, упираясь кулачками в его широкую грудь, сильно напрягала мышцы рук, сдерживая влюблённый порыв своего ухажёра. Андрей не настаивал, он просто ждал.
    - Я завтра уезжаю, - однажды вечером чуть слышно сказала она. – Каникулы закончились, нужно собираться в школу.
    У Андрея кольнуло сердце – он и не заметил, как быстро пролетел месяц, и ему очень не хотелось расставаться с девушкой. Они сидели на берегу, слегка соприкасаясь плечами, и молчали. Каждый думал о своём – Андрей понимал, что их роман не окончится, и он будет ездить к ней в противоположный конец города, но это будет уже не так часто, не ежедневно, а Ларочка принимала серьёзное для себя решение – позволить ли Андрюше поцеловать себя на прощание??? Налетевший ветерок заставил девушку поежиться, и Андрей крепко обнял её за плечи, прижимая к себе. И вдруг она, почувствовав жар крепкого мужского тела, повинуясь своему внезапно появившемуся желанию, прижалась губами к его шее и выдохнула: - Андрюша… я не хочу уезжать. Ты забудешь меня…
    - Ты что, Лариска! Разве можно тебя забыть? Ты же моё маленькое чудо! – бодрился Андрей, хотя близость девушки взволновала его, и он еле сдерживался, чтобы не обрушить на неё свои созревшие чувства.
    Лариса подняла голову и посмотрела ему в глаза. В её глазах стояли слёзы…
    - Что ты, девочка? Я никогда не забуду тебя… - шептал Андрей, уже жарко целуя её лицо. Незаметно их губы встретились и слились в продолжительном желанном поцелуе…
    На следующий день она уезжала. Многочисленные провожающие родственники не позволяли им остаться наедине и предаться, волнующих обоих, чувствам расставания, лишь перед самым отходом электрички они легонько соприкоснулись губами, и Андрей тихо шепнул: «Я люблю тебя»!
    - Я тоже, - шептала Ларочка, капая горячими слезами на Андрюшины руки. - Ты мне так и не сыграл на гармошке…
    - Баян, - тихо ответил Андрей, утирая руками её слёзы.
    - Что? – не поняла Лариса.
    - Это баян, не гармошка! Обязательно сыграю, только для тебя…
    - Пора, Дрон, отпусти девочку, - Миша тронул приятеля за плечо.
    - Я приеду в первые же выходные, - успел крикнуть Андрей в закрывающиеся двери.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-27 12:03:52)

+1

2

III. Встречи-проводы

    И он действительно приезжал к ней в каждый выходной день, садясь на раннюю электричку и возвращаясь лишь поздно ночью.
    Ларочка была самая счастливая – Андрей, как верный страж, по утрам поджидал её во дворе с неизменным букетом цветов. Одноклассницы тихо сгорали от зависти – у неё единственной в классе был настоящий поклонник, взрослый и серьёзный, не то, что однолетки, тупо слюнявящие губы и яростно шарящие по девичьим телам, не сдерживая своего возбуждения. Андрей вызывал восхищение и уже скоро по нему вздыхали не только одноклассницы, но и бóльшая женская половина Ларискиного дома.
    А Андрей грустил. Наступал конец осени. В ноябре Ларочке 16, а у него призыв…
    Лариса на проводы не приехала – немного простудилась, да и мать побоялась отпускать дочь – как бы чего не вышло. Лариска проревела два дня подряд, а в выходные заявился Мишка и передал ей конверт. Дрожащими руками девушка надорвала конверт и вытащила бумажку… Она была почти пуста, лишь две строчки – «Ты моя. Дождись и мы будем вместе навсегда…Люблю тебя…», завершающиеся пронзённым стрелой сердечком, заставили её вновь разразиться плачем. Да ещё Мишка протянул ей фотографию, где она с Андреем стояли обнявшись на фоне Мишкиного дома – один из их друзей щёлкнул на память красивую пару… Девушка открыто плакала навзрыд. Мишкино сердце не выдержало девичьих слёз, он обнял голову сестрёнки и нежно поцеловал её в макушку:
    - Ларочка, всё будет хорошо… Ты не заметишь, как пролетит время…
    И потянулись тяжёлые для обоих дни ожидания, они медленно сливались в недели, затем в месяцы. Ларочка каждый день писала своему любимому письма, описывая все события прошедшего дня, стараясь ничего не упустить и в завершении, целуя их фотографию, подписывала: «Целую. Люблю. Жду. Лара.»
http://s47.radikal.ru/i115/0904/b6/d8390c75af20.jpg 
   
    Андрей не писал длинных писем, не изводил сердце девушки горячими признаниями, он так же украдкой целовал её лицо на такой же фотографии, присланной Мишкой в одном из его редких писем, и нарочно, отгоняя сон, вспоминал Лару короткими ночами…
    …Прошёл год. Лариса училась в 10 классе. Девчонки вовсю гуляли с парнями, сменив неумелые поцелуи на более серьёзные ласки, бегали на танцы, закручивали новые романы, а Лара ждала и отчаянно скучала, мысленно разговаривая с Андреем: «Что ты, Андрюша! Мне вовсе не скучно! А эти танцы…, надоели. Вот придёшь из армии, и потанцуем тогда вместе…»
   И однажды ранней весной, когда шла бурная подготовка к экзаменам, Ларочка опаздывала в школу… Она выскочила из дома, на ходу застёгивая курточку. Двор ещё был пустынен, лишь дворничиха шумно подметала тротуар.
    - Проспала, красавица? – шутливо спросила она пробегающую мимо Ларису.
    - Ага, тёть Нин! Проспала! А сегодня контрольная! – весело крикнула она вслед и, выбежав на улицу, тут же подвернула ногу, туфелька соскочила с ноги и Лариса, готовая упасть, попала в объятия молодого человека в морской форме, ловко подхватившего её на лету… «Не может быть» - пронеслось в её голове…, «Андрюша!» - прошептала она, утопая в его объятиях… но уже, поднимая глаза, она понимала, что это НЕ ОН!
    - Золушка, не ко мне ли бежишь? – морячок улыбался широкой добродушной улыбкой.
    У Ларисы от отчаяния брызнули из глаз слёзы и она, боясь разрыдаться на груди чужого принца, закрыла рот ладошкой.
    - Что так больно? – удивился морячок.
    Лариса, не в силах говорить лишь покивала головой. Да и разве могла она признаться, что боль от подвёрнутой ноги не идёт ни в какое сравнение от боли разбившейся надежды, так неожиданно вспыхнувшей секунду назад, от осознания того, что встреченный морячок оказался не её Андрюшей… Кое-как допрыгав до школы, поддерживаемая твёрдой рукой морячка, Лариса тихо поблагодарила его и вежливо отказалась от предложенной встречи, готовая снова разразиться слезами, глядя в спину уходящему парню.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-27 16:25:42)

+1

3

Сереж, ты интересно так описываешь все. Неужели это мама тебе в таких подробностях рассказывала? Или все же присутствует авторская художественная обработка с элементами домысла?

+1

4

Рассказывали много и подробно, как сказки на ночь... Но и обработал, конечно!

0

5

Сереж, а обрабатывая, ты вкладывал свое отношение? Ведь в любом случает отношение у человека разное к родителям... Может быть такое, что окраска некоторых событий все же субъективна?

0

6

Вкладывал, конечно! И самые лучшие, несмотря на некоторый негатив, испытываемый уже после происшедшего случая... Нет, Златик, я не преукрашивал ничего, хотя и была обида сильная на мать, но всё же любовь переборола, да и время излечило, видимо...

0

7

IV. Записка

    Вечером в её квартире раздался неожиданно длинный звонок в дверь. Родителей не было дома – отец на днях перенёс сложную операцию, и мать уже вторую ночь подряд ночевала в больнице у его койки, а брат, женившийся месяц назад, благополучно перебрался к морю в дом своей жены. Лариса второй вечер наслаждалась полным одиночеством, погружённая в собственные мысли и была страшно недовольная тем, что его пытаются нарушить. Наверное, кто-то из одноклассников… А, может быть, мама?... Что-нибудь с папой?   Сгорая от волнения, она бросилась открывать дверь. На пороге стоял Андрей…
Они стояли напротив друг друга, застыв на мгновение и как будто от неожиданности проглотили языки. У Ларисы от такой неожиданности вмиг пропали все инстинкты. Первым пришёл в себя Андрей:
    - Как ты изменилась, Лариска! Совсем красавицей стала… - сказал он, заворожёно глядя на свою девушку. Он резко зашёл в прихожую и встал, облокотясь плечом о стену.
    - Да и ты тоже. Возмужал… - немного стеснительно, чуть отступая, ответила Лариса. Она как-то сразу оробела в присутствии своего повзрослевшего парня. – Ты надолго приехал? – сердце её запоздало затрепетало от нечаянной радости…
    - На ночь…., - и вдруг оба, не сдерживая своих эмоций, бросились в объятия друг другу. Андрей жадно целовал её лицо, путаясь пальцами в её волосах, Ларочка, нежно ероша жёсткий ёжик его волос, беззвучно пускала слёзы радости…
(Не особенно посвящённый в красивые подробности пикантной ситуации, происшедшей с ними той ночью, позволю себе опустить этот эпизод из рассказа…)
    Рано утром, стараясь не разбудить сладко спавшую любимую, Андрей выскочил из квартиры, неосторожно оставив в прихожей записку. Лара не успела проснуться вовремя и её как всегда разбудила мама. Она ничего не спрашивала дочь, только за завтраком, сидя за столом, протянула ей записку, найденную в прихожей:
    - Вероятно, это тебе? – она не отрывала глаз от лица дочери. Лариса дрожащими от волнения руками развернула протянутый листок бумаги…
«Ларочка, любимая моя! У меня нет слов для выражения своих чувств. Я просто счастлив! Ничего не бойся, всё будет хорошо… Ты теперь моя жена… А.»
    Лариса, от такой искренней неожиданности округлила глаза, прижав руку ко рту. Она бегло переводила взгляд с записки на мать и думала, прочитала ли та записку… По её лицу она поняла, что мать обо всём догадалась…
    - Мама, - прошептала Лара, испуганно смотря на мать. – Мамочка… - и частые слезинки закапали на клеёнку.
    Мать недобрым взглядом смотрела на дочь. Не такой судьбы она желала своей Ларочке…
    - Мама, как дела у папы? – глотая утихающие слезы, спросила Лариса. – Ему уже лучше?   
    - Да, - ответила мать, - Ему лучше, только как мы скажем о том, что ты натворила? Ему же пока нельзя волноваться…
    Лариса молчала. У неё не поворачивался язык обсуждать эту тему с матерью. Она была бесконечно рада событиям минувшей ночи. Она поняла, что Андрей искренне любит её, и от этого на душе воцарился покой. Вот только папа… Он не должен был узнать, что произошло в его отсутствие…


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-04-30 15:37:05)

+1

8

Сереж, читаю и удивляюсь... В то время это было так страшно... Как ее еще мама на месте не убила?

0

9

V. Приятная новость

    Ни одной своей задушевной подружке Лариса не рассказала о случившейся близости с Андреем.  Через месяц она поняла, что беременна… Ни родителям, ни Андрею она не хотела пока ничего не говорить. Она успешно сдала экзамены и решила никуда не поступать, а на время остаться в школе, поработать с малышами, пока не вернётся Андрей.  Родители не одобрили её решения и ежедневно проводили с ней длительные беседы, о важности поступления в институт именно сейчас, пока не растерян весь запас знаний. Но Лара была непреклонна, она твёрдо решила никуда не уезжать. Лишь в конце июня уехала к морю в гости к своему двоюродному брату. Она ежедневно бродила там, где два года назад их босые ноги мерили пляж, где они впервые поцеловались… Она очень скучала, плохо спала, плохо ела, хотя Мишкина мать откармливала её как на убой, заставляя ежедневно выпивать по кружке парного молока. Лара терпеть не могла молоко, но ради будущего ребёнка она, как лекарство, принимала каждодневную его ещё тёплую порцию. И однажды утром, когда тётка поставила перед ней очередную кружку молока, Ларочке вдруг сделалось плохо – её затошнило, верхняя губа покрылась бисеринками пота.
    - Ларочка, что с тобой? – испугалась Мишкина мать, когда Лара, чуть покачнувшись, чуть не упала со стула, резко ухватившись за край стола.
    - Н-н-не знаю, не могу больше это молоко это пить, уже тошнит от него, - Лара сама удивилась своему внезапному состоянию.
    После завтрака Мишка остановил Лару во дворе и шёпотом спросил: - Лариска, что с тобой? Ты не беременна случайно?
    Лариса вскинула брови и занервничала: - С чего ты взял?
    - Я видел, как ты вчера не смогла доесть мороженое и выкинула его, заметь, твоё любимое мороженое,  сегодня молоко…
    - Ты, …, ты только маме ничего не рассказывай, пожалуйста. Она обязательно моим растрезвонит, они меня убьют, - жалобно просила Лариса.
    - Ларка! Здорово! Это Дрона ребёнок?
    Лариса чуть кивнула головой и рассказала брату, что Андрей в записке назвал её своей женой.
    - А Дрон знает? – спросил Мишка.
    - Нет, нет, - мне страшно, вдруг он будет против? - Никто не знает, кроме тебя. Миш, я не знаю, что делать? - испугано вскинув на брата глаза, она вдруг разоткровенничалась. Она сама не поняла, почему ей захотелось поделиться своей радостью и сопровождающими её страхами именно с Мишкой.
    - Не переживай, - Мишка приобнял сестру за талию. – Что-нибудь придумаем, а Дрюхе ты всё же напиши, он будет рад.
    Придумать они ничего не успели. Мишкина мать, взволновавшись Лариным недомоганием, тут же позвонила сестре и поинтересовалась всё ли с её дочерью в порядке? Та, конечно, смекнула, отчего дочь недомогает и в первые же выходные приехала к сестре - Мишкиной матери. Можно только догадываться, что пришлось вытерпеть бедной Ларисе. На следующий день, она с дочерью отправилась к родителям Андрея… Обе матери, не успев толком познакомиться, жарко спорили, отстаивая каждая свою позицию. Ни Ларочкина мать, ни отец Андрея не одобрили поступка молодого человека и первым их желанием было избавить девушку от тяжкого бремени. Лариса задохнулась от испуга и неожиданности, разразившись безудержным плачем. Лишь только Андрюшина мама была на стороне девушки и своего горячо любимого сына. Она не понимала, как можно было лишать молодых права на счастье – ведь по рассказу Ларочки они сильно любили друг друга. Так ничего и не решив, Лариса с мамой отправились домой, где девушке предстояло вынести ещё одно испытание – семейный суд с привлечением не только строгого отца, но и старшего брата.


Продолжение следует...

0

10

Да почти убила, Злат! :) Мама её такая была, ух! Помотала ей нервы, конечно! Хорошо, мама совсем молодая была, не сказалось на здоровье.

Отредактировано SerjAnd (2009-04-30 16:03:31)

0

11

А на здоровье малыша?

0

12

Злата написал(а):

А на здоровье малыша?

Вроде тоже! Как говорится, Бог миловал!

0

13

Ох, Сереж, от много Бог миловал))) И какой счастье)

0

14

V. Побывка    

    Андрей о своём счастье узнал из письма матери, которая и корила сына за неосторожность и одновременно радовалась за молодых – Андрей в семье был младшим ребёнком и, как часто оказывается, самым любимым. Он с самого раннего детства был очень близок с матерью, его доброта и отзывчивость компенсировала натянутые отношения матери с его двумя старшими братьями – строптивыми и непослушными погодками. Отец же воспитывал сыновей в одинаковой строгости, не разделяя. Но, как бы то ни было, старшие братья уже успели жениться и улететь из отчего дома, а у младшего, по словам отца, всё складывалось не как у людей… А мать считала Андрюшу исключительным сыном и всегда знала, что он верен и предан своим чувствам и не оставит девушку с его будущим ребёнком. После полученного сообщения Андрей сразу же написал Ларисе письмо, в котором умолял непременно оставить ребёнка и дождаться его скорого отпуска. Но скорого отпуска не получилось и Андрею удалось приехать лишь в середине января, накануне Ларочкиных родов…
    Родители Ларисы встретили Андрея холодно, но, принимая во внимание неизбежность сложившейся ситуации и предстоящие роды дочери, они не стали портить отношения с возможно будущим зятем, не заводили пустых и уже лишних разговоров о нравственности и даже разрешили молодым находиться в одной комнате. Но Андрею было очень неуютно в Ларочкином доме, и он попросил её переехать на время к своей матери, тем более что та очень хотела увидеть девушку. На следующее утро Лариса с позволения родителей переехала к Андрею. Мать радостно встретила будущую невестку и охотно занялась её подготовкой к родам – заранее собрав все необходимые вещи в роддом. Молодые были счастливы. Наконец-то они полностью принадлежали друг другу хоть совсем ещё ненадолго.
    Лариска напоминала воздушный шарик, и Андрей часто подтрунивал над ней, ласково прикладываясь то руками, то ухом или губами к натянутой гладкой коже живота. Он часто шептал в живот такие нежные слова, обращаясь к своему малышу, что Лариса не выдерживала подобных откровенностей, её сердце разрывалось от счастья и глаза наполнялись слезами...
    Время шло, отпуск Андрея подходил к концу, а роды не наступали. Мать Андрея начала нервничать и однажды днём уговаривала Ларочку всё же поехать заранее в роддом, боясь, что наступят непредвиденные осложнения. А беспечные молодые, увлечённые только своими нежными чувствами, отправились в город в гости к однокласснику Андрея.
    За столом много смеялись, и Ларисе казалось, что ребёнок тоже участвует в их веселье, донимая её своими чрезмерными движениями. Лариса незаметно под столом поглаживала свой живот, стараясь своими прикосновениями утихомирить разбушевавшегося младенца. К вечеру Ларочка почувствовала себя плохо. Она стойко переносила недомогание, стараясь отвлечь себя разговорами с новыми знакомыми. Но неприятные ощущения учащались и уже ближе к полночи, засобиравшись домой, тело Ларисы вдруг пронзила острая боль. Она, закусив губу, покрылась холодным липким потом, схватилась за живот и опустилась прямо в прихожей на пол. Андрей от испуга округлил глаза: - Лара, что с тобой? – задал он глупый вопрос, прекрасно понимая, что происходит.
    - Андрей, роддом на соседней улице. Надо вызвать «скорую», - сказала одна из девушек и принялась искать телефон роддома.
    Андрей, не думая ни минуты, подхватил свою Ларочку на руки и пулей бросился из квартиры.
    - Андрюха, стой! Куда ты? Сейчас «скорую» вызовем! – кричали ему в след ребята.
    Но их слова, не догнав Андрея, так и застряли в подъезде. А Андрей уже летел на соседнюю улицу, крепко прижимая к сердцу свою «тяжёлую» любимую. Своя ноша не тянула, он и не чувствовал вообще никакой тяжести. Не разбирая дороги, утопая в сугробах, будущий отец бежал, неся в своих руках самое дорогое его богатство – жену и будущего ребёнка. Он так мечтал о ребёнке - всё равно мальчике или девочке, лишь бы это была их кровиночка, так похожая на его Лару – светлоголовый голубоглазый малыш… Лара, вжимаясь в Андрея всем телом, крепко держась за его шею, кусала в кровь губы от разливающейся по всему телу боли.
    - Потерпи, родная, - шептал ей Андрей, в ужасе сознавая, что так и не знает дороги к роддому.
    Внезапно, вынырнувшая из-за угла «скорая», вылетела рядом на дорогу и, обдав их вонючими газами, умчалась вперёд, снова свернув за угол соседнего дома. Андрей кинулся ей вслед. Он даже не подумал, что машина могла ехать совсем в другом направлении. Но им повезло. За углом дома действительно располагался роддом с ярко освещённым входом.
    - Всё, Ларочка, пришли уже, - тяжело дыша, Андрей поднялся на ступеньки крыльца и яростно застучал ногой в запертую дверь. Только сейчас он почувствовал, как дрожали у него руки и ноги и, боясь выронить своё сокровище из рук, он прислонился к холодной стене здания.


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-05-05 01:04:16)

0

15

На самом интересном месте прервал, так не честно!

0

16

VI. Роддом

    Лариса сидела на кушетке и, держась обеими руками за живот, раскачивалась взад-вперёд еле сдерживаясь от нарастающей боли. Андрей, обнимая её, молча гладил по плечу. Он понимал, что любые слова сейчас бессмысленны, да и вряд ли Лара услышит хоть что-нибудь. Ему просто очень хотелось перенести часть её боли на себя, тем самым облегчить родовые муки любимой.
    Из приёмной вышла женщина в нечистом белом халате и спросила документы. Тут только Андрей сообразил, что ни вещей, ни документов у них с собою не было. Он, было открыл рот, чтобы рассказать, как они сюда попали без документов и откуда, как вдруг Лара, еле ворочая языком сказала:
    - В пальто…, во внутреннем… кармане. Там… паспорт и…., - она не успела договорить, новая волна боли исказила её лицо и вырвалась из неё резким вскриком. Андрей, прижав Ларису ещё крепче к себе, залез внутрь её пальто и вытащил паспорт и медицинскую карточку, завёрнутые в целлофановый пакетик.
    - Когда же вы нас примете? – отдавая женщине документы, нетерпеливо спросил Андрей.
    - Во-первых, не Вас, а только жену Вашу, а, во-вторых, мы пока оформляем роженицу. Не всё так быстро, - ответила неприятная тётка и скрылась в кабинете.
    И снова потянулись бесконечные минуты ожидания. Лара сидела, тупо уставившись в пол, руки её похолодели, искусанные губы изредка шептали «Господи, как больно!» Андрей, не в силах выносить её муки, бешено мерил шагами небольшой предбанник.       Наконец-то, дверь приёмной открылась и всё та же неприятная тётка протянула Ларе руку, приглашая зайти. Лариса еле вставала, опираясь одной рукой о кушетку, второй поддерживая разрывающийся болью живот. Андрей подскочил, подхватывая её и вместе с ней уже собирался войти в кабинет. Женщина, удивлённо вскинув брови, жестом остановила его и, помогая Ларисе снять пальто, сказала:
    - А Вам - прямая дорога домой, папаша. Подождите пару минут, я вынесу Вам вещи, - и, отдавая Андрею Ларино пальто, захлопнула дверь. Через несколько минут она вынесла аккуратно сложенные Ларисины вещи и выпроводила его на улицу, боясь, что парень может остаться здесь в ожидании рождения своего ребёнка.
    - Все справки по телефону, - крикнула она ему вслед, закрывая на замок входную дверь.
    Андрей медленно спускался с крыльца – никуда он не поедет… Вот только мама… Она будет волноваться, что они не вернулись домой, но может быть, поймёт, что могло произойти… Андрей обошёл здание и, найдя у закрытых железных дверей, вероятно, какого-то подсобного помещения крепкий деревянный ящик, устроился на нём, склонив голову на сложенные на коленях руки. И, ощущая ещё исходящее от Ларочкиных вещей тепло, незаметно задремал…


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-05-12 15:03:46)

0

17

Трогательные чувства, тепло описанные, погружаюсь в магию их любви... Чудо...

+1

18

Великолепный рассказ... нежный, с душой. Спасибо.

+1

19

V. Рождение

    Лариса осталась в руках всемогущих. Её одели в казённую рубашку, тапочки и повели по длинному коридору. Боль её была адской, но Лара терпела и пыталась улыбаться своему скорому счастью. Пыталась улыбкой заглушить в душе острое ощущение тревожной неизвестности.
    Её поместили в пустую предродовую палату. Сделали укол и ушли… Эта ночь казалась Ларе сплошным кошмаром… Схватки терзали каждые две-три минуты. Боль была нетерпимой. Но она не кричала, только в кровь кусала губы. Вскоре предродовая стала заполняться. Кто-то кричал, стонал, кто-то просто плакал. Поток рожениц постоянно перемещался из предродовой палаты в родильную, лишь Лариса продолжала метаться по кровати от боли сдавливающей поясницу и живот... К четырём часам утра она устала и стала засыпать между схватками. В коротких снах ей мерещился Андрей, шептавший: «Всё будет хорошо, Ларочка. Я люблю тебя.»….
…Андрей очнулся оттого, что кто-то тряс его за плечо. Рядом стояла старушка в синем халате, надетом прямо на пальто.
    - … замёрзнешь, и заболеть недолго. Шёл бы домой, родимый, а завтра поутру приходи…
    - Мой дом далеко, а здесь жена рожает. Мне уж лучше здесь, - ответил начавший мёрзнуть Андрей.
    Старушка заохала, заахала и позвала Андрея за собой. Она провела его в железные двери и закрыла их за ним на засов. Андрей оказался в подсобном помещении роддома, располагавшимся прямо за кухней. Бабка провела его  в небольшую коморку и усадила на топчан. Андрей аккуратно положил рядом холодные вещи Ларисы, протянул озябшие руки к масляному обогревателю и блаженно вытянул затёкшие ноги.
    - Замёрз совсем, погрейся, родимый. А я тебе покушать принесу, - сказала старушка и через некоторое время принесла Андрею жидкий суп с серым хлебом и голубого цвета кисель. Андрей съел всё до последней крошки и прислонился спиной к стенке.
    - А ты бы поспал маленечко, а я о жене твоей узнаю, - предложила старушка, заботливо подкладывая Андрею под голову небольшую подушку.
    Сон Андрея был неглубокий, беспокойный – лица любимой жены и ещё нерождённого ребёнка сменяли друг друга в бешеном круговороте. Ларины губы что-то неслышно шептали, и Андрей силился понять, что хочет сказать Лариса. Маленькое сморщенное личико младенца с пронзительно голубыми Лариными глазами сильно и надрывно плакало, и Андрей в этом плаче слышал такое желанное слово «ПАПА». Он каждый раз открывал глаза, когда старушка входила в комнатку и на его вопросительный взгляд отрицательно качала головой. Через некоторое время Андрей, окончательно согревшись, провалился в глубокий сон без сновидений…

        … Лара не знала сколько прошло времени. Её рубашка насквозь промокла от пота. Не было сил сопротивляться постоянно нарастающей боли. Наконец, к ней подошёл кто-то с длиннющей иглой в руках. Лара не успела даже испугаться, как простынь под ней пропиталась отошедшими водами. Начались потуги. Лариса крепко цеплялась за металлические прутья койки, драла зубами пелёнку - родить не получалось. Вскоре её отвели в родильную палату. Акушерка постоянно просила тужиться, но у Лары уже не было сил, она начала тихо постанывать и плакать от бессилия и страха, что не сможет родить и ребёнок погибнет…  «Я должна» - упрямо повторяла она, выталкивая из себя ребёнка. И ничего… Акушерка, осмотрев Ларису, вдруг умчалась в коридор и вскоре прокричала куда-то (вероятно в телефон?):
    - Сергей Анатольевич! Сергей Анатольевич! У нас сложные роды! Резать надо!...
… - Привет, девочки! – поприветствовал присутствующих красивый врач, вошедший в палату, потирая руки. – С праздником, Танюша! – поздравил он акушерку, поцеловав её в лоб.
    Натянув быстро тонкие резиновые перчатки, он подошёл к мечущейся на кресле Ларисе и весело спросил:
    - Кого рожаем, красавица?
    - Девочку, или, … мальчика, не знаю, всё равно, … лишь бы уже быстрее, - на одном выдохе ответила Лара, успевая в короткие промежутки между схватками испытывать стеснение перед неожиданно появившимся здесь мужчиной.
    - Она сама не родит, - зашептала стоящая за его спиной акушерка. Готовить инструменты?
    - Не суетитесь, - сказал врач. – Капельницу принесите, остальное не надо. Здесь можно обойтись без кесарева… Он быстро взял в руки какой-то инструмент и… Лариса не успела ничего толком сообразить и только один раз вздохнула, как врач поймал ребёнка на лету. Лариса услышала тоненький жалобный плач…
    - Дочка, - тихо выдохнув, проговорила обессиленная Лариса, настолько немощным показался ей голосок появившегося на свет ребёнка. В её глазах всё плыло, и она с трудом угадывала в руках красивого спасителя силуэт её новорожденного малыша всё ещё соединённого с ней пуповиной.
    - Сын у тебя, красавица! Смотри внимательно! Богатырь! – врач за ножки, вниз головой поднёс к её лицу ребёнка. Мальчик. Крепкий, скользкий как лягушонок малыш, смешно морща личико, лениво издавал попискивающие звуки.
   
    7.45 утра. Ребёнка тут же отправили на процедуры. Лариса проводила своего сына взглядом и стала медленно отключаться. Последнее, что она увидела, это пристраиваемая к её руке капельница. Где-то далеко в сознании мелькнули любимые лица Андрея и их новорожденного сына…
    8.00 утра. Старушка долго пыталась разбудить новоявленного отца, неся ему счастливую весть:
    - Просыпайся, милый! Сын у тебя! Четыре кило! Богатырь!
    Андрей тёр кулаком глаза, пытаясь понять, где он находится. Слова приютившей его старушки резко вернули его в действительность. Он вскочил, схватил её за плечи и прокричал:
    - Скажите, скажите это ещё раз! – слёзы безумной радости накатились на глаза. Сын! Наследник! Его любимая Ларочка подарила ему бесценный подарок – желанного сына!
    Андрей беспомощно снова опустился на топчан, утирая ладонями лицо, не стесняясь своих слёз. Сердце его разрывалось от радости. Старушка, обняв его голову, нежно гладила ёжик стриженых волос такого ещё совсем юного мальчика, а уже отца…


Продолжение следует...

Отредактировано SerjAnd (2009-05-12 15:41:07)

0

20

Сереж, это ж ты родился, да? Богатырь!!! Я так и думала, впрочем))

0


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » Любви все возрасты покорны!>>История любви моих родителей