Сказочный мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » розовый слон (мини сказка)>>


розовый слон (мини сказка)>>

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

жил да был розовый слон. Надувной и на веревочке, что бы не улететь в небо. Ведь он для легкости был наполнен гелием и висел у продавца надувных игрушек. А гелий всегда стремится в небо, поближе к солнцу, ведь и солнце тоже состоит из гелия. Розовому слону висеть просто так на веревочке стало неинтересно, и он чуть-чуть помог ветру оттолкнувшись всеми четырьмя ногами от воздуха. И веревочка невыдержала и слон полетел в голубое небо. И остальные надувные слоны, всех цветов, понуро висевших рядышком, посмотрели на улетавшего в небо слона и им тоже захотелось также. Они дождались резкого порыва ветра и разом оттолкнулись ногами он воздуха.
И все разноцветное стадо слонов поднялось в небо, навстречу солнцу. И птицы, летающие в небе, с удивлением глядели на них.
А люди смотрели в небо и кричали - смотрите, слоны летят! Летающие слоны!

Отредактировано balalayking (2009-06-05 20:05:03)

0

2

мыльный пузырь

Малыш смешно надувая щеки выдувал мыльные пузыри, а рыжий кот охотился на них. И когда несколько радужных, прозрачных шариков, пролетали над котом казалось бы лениво лежащем на ковре, он резко подпрыгивал и смахивал их лапой. Брызги лопнувших шариков попадали ему на усы и розовый нос и тогда он тряс головой и убегал под диван.
Но как только новые шары летели над серым ковром, отражая комнату в своих блестящих боках, он выпрыгивал из под дивана и подпрыгивал, ловя их на лету.

Но вот ребенок стал выдувать один большой пребольшой пузырь, который оторвался от трубочки и лениво поплыл на полом, важный и надутый донельзя.
Кот умывался, сидя на ковре. Увидев большущий мыльный пузырь, он приготовился прыгнуть. Но пузырь был не только чрезмерно надутым, он еще был и немного умнее своих предшественников и поднялся над полом немного повыше, так, что кот подпрыгнув, промахнулся и шмякнулся на пол.
Пузырь поднимался все выше к потолку, колыхаясь от смеха, а кот, сидел на полу, провожая его взглядом своих зеленых глаз.
Пузырь поднимался к потолку и думая что обманул кота, не заметил как ударился о потолок и с большим сожалением лопнул, посыпавшись вниз мелкой, водяной пылью.

Но на смену ему летел уже новый пузырь, чуть меньше прежнего, но такой же важный и радужный.

А кот сидел на полу, вылизывал лапу и делал вид, что мыльные пузыри его совершенно не интересуют.

увеличить

Отредактировано balalayking (2009-06-05 20:11:42)

0

3

когда погаснет звезда

В темноте теплой ночи костер горел особенно ярко.

Громадный и лохматый Ургх сидел на корточках возле и кормил огонь пищей: он брал сухие сучья и с внутренним замиранием
совал их в жадную пасть огня. Костер довольно урчал, грыз ветки, иногда шипел, когда ему попадались влажные зеленые листья.
И тогда Ургх просил прощения у огня и вновь подсовывал ему самые вкусные на его взгляд сучья помосластее.
Ургх был гориллой, способный одним ударом кулака перебить хребет дикому зверю. Он не боялся никого. Никого кроме огня.

Однажды, молодой Ургх видел, как вспыхнул лес от ветвистой молнии, и огонь сожрал всех, кто не смог убежать.

Ургх считал огонь зверем, могучим зверем, но он не понимал, почему, будучи таким сильным и свирепым, огонь довольствуется обычными ветками подобно мягкотелым травоядным.

Перед костром лежала недавно пойманная добыча. Лань.
Ургх спрыгнул на нее с дерева и, повалив на землю, перебил хребет.

Ургх был голоден. Он хотел есть. Но прежде, нужно предложить еду костру.

Огонь дико зашипел на Ургха и стал жадно глодать предложенное мясо.

Ургх был доволен. Теперь можно было поесть самому. Он жадно набросился на сырое мясо, рыча на костер и сверкая глазами.

Далеко далеко вперед во времени, невысокий, изящный Уллис неловко сидел на корточках, пытаясь развести огонь. Он сложил аккуратную пирамидку из подобранных по размеру сучьев и теперь старательно высекал искры из двух камней.
Огонь упорно не хотел загораться.

В темно сиреневом небе с миллионами звезд, светила полная золотистая луна. Тысячи светоотражателей и фотоэлементов на ее поверхности делали ее похожей на тусклое дневное солнце. Десятки заводов на ее поверхности  значительно уменьшили ее вес.

Она перестала влиять на приливы и отливы и никто на земле больше не просыпался по ночам с необъяснимым чувством.

Никто больше не писал стихов при луне. Луна была просто обыкновенным планетоидом, источником руды и электроэнергии и ничего более.

Возможно, что люди стали слишком рациональными, они стали чересчур логичными и последовательными. Нестандартное, образное мышление осталось далеко в прошлом.

Возможно также, что Уллис был последним поэтом на земле.

Вчера ночью уже под утро он написал шесть дивных строк и целых пять минут был абсолютно счастлив.

Через пять минут он набрал эти строчки на пульте и всемирный вычислительный центр проанализировав все пятнадцать миллионов стихотворений и поэм всех времен и народов, выдал заключение:

БЫЛО.

Три века назад, некто по имени Сергей Чижов уже написал эти же самые слова. Они, эти строчки слово в слово пришли ему в голову чуть раньше. На целых три века раньше.

Уже было. Любое словосочетание уже использовано.

Было. Все уже давным давно открыто, придумано, нарисовано и сыграно.

Любая мелодия, сочетание красок и рифма.

БЫЛО! - Уллис чертыхнулся и  сильно ударил камнями друг о дружку, высекая целый фонтан разноцветных искр.

Хворост наконец то вспыхнул.

Огонь жадно пожирал сучья. Ему были безразличны страдания Уллиса. Он просто хотел есть.

Уллис сидел привалившись спиной к нагретому за день камню и задумчиво смотрел в костер.

Ургх сыто отрыгивая сидел напротив.

Между ними была бездна времени. 

Ургх не умел говорить, почти ничего не знал, но зато прекрасно мыслил эмоциями и яркими образами.

Уллис напротив, изящно говорил на трех основных языках, знал основную суть вещей,
но тоже мыслил эмоциями.   

Ургх встрепенулся и заворочался: ему вдруг показалось, что из темноты напротив, через костер на него смотрит маленький, гладкокожий зверь.
Ургх глухо зарычал, собираясь прыгнуть.

Уллис видел, как оттуда, из темноты на него уставился лохматый зверь.

На секунду, на краткий миг их взгляды встретились.

Далеко далеко в небосводе, над косматым Ургхом вспыхнула яркая звезда. Возможно, что где то в невообразимой дали встретились две песчинки, летящие навстречу друг другу. 
Суммарная скорость дала огромный выброс энергии.
Вспыхнула сверхновая.
Давно. Пять миллионов лет назад...

Пять миллионов лет вперед...
Высоко высоко над Уллисом та же самая звезда вначале стала ярко красной, потом ослепительно вспыхнула и погасла.

В небе, где миллиарды звезд впыхивают и гаснут вновь, исчезла еще одна звезда.

Одна единственная. Самая яркая звезда на небосводе. Звезда поэтов и романтиков.

Ургх и Уллис смотрели друг на друга через костер, сквозь вечный огонь времени.

И Уллис улыбнулся, а потом засмеялся.

И Ургх готовый вот-вот прыгнуть, вдруг остановился и заухал, растягивая толстогубую пасть новой мимикой, старательно подражая Уллису.

Отредактировано balalayking (2009-06-06 22:49:53)

0

4

Формула конденсации

Одним прекрасным, солнечным утром, уходящим своим концом в звездную бесконечность юный Хоакин случайно изменил формулу конденсации. Случайно. Так получилось.

Хоакин сидел по турецки на берегу самого синего моря и рассеяно чертил веточкой лавра разные знаки и символы.
Набегающая волна через раз дотягивалась своим динным языком и слизывала строчки.
- И опять не то, - негоромко говорил откуда то сверху, с самой верхней полоски трехцветной радуги ясно слышимый  голос, а окружающие Хоакина серые  скалы укоризненно качали своими снежными вершинами. 
Под шипение набегающих волн символы и знаки безвучно  растворялись в мокром песке, но Хоакин не обращал на это ровным счетом никакого внимания и продолжал чертить иксы и игреки, разные кривули с квадратными и круглыми скобочками.     
И так бы продолжалось до бесконечности долго, если бы теплая лапа набегавшей волны вместе с удивлением не замерла над новой формулой, совсем позабыв откатиться назад и удовлетворенно булькнуть.
- Ого, - сказал голос, - а ведь  в этом что то есть.     
Прибрежные скалы согласно зашуршали осыпающимися камушками и капельками тающих на горячем песке снежинок.
Сизифов камень на самой  верхней вершине устал балансировать и покатился обратно,  видимо собираясь как следует плюхнуться в воду, но в последний момент завис над идеально гладкой поверхностью  самого спокойного  моря.
- Если б не одно но, - голос внезапно приблизился и солнечным зайчиком запрыгал вдоль достаточно простой формулы,
- в ней есть одна мааленькая неточность.
- Подумаешь, - фыркнул Хоакин, - неточность это мелочь.
- Не скажи, - заметил солнечный зайчик, - смотри, что получится, если вставить твою формулу в структуру мироздания.       
- Постой учитель. Я надеюсь что небо не перевернется от этого вверх ногами?
- Нет. Но... в общем смотри сам.
Хоакин поудобнее сложил руки на груди и слегка завис над песком в позе бодхисатвы, сотворяющим мир. 
Формула отлепилась от песка и коротко звякнув встала в структуру мироздания. При этом на ситцевой ткани всего сущего не осталось ни даже шва и ни одной белой ниточки.
- Подошло! - Воскликнул Хоакин, - Смотри, учитель, она как будто здесь и была.
- Подойти то оно подошло конечно, - сказал солнечный зайчик, но не тем концом.     
Камень зависший наl водой распался на милионы отдельных песчинок, увеличился в размерах и рассыпался мелкой пылью, исчезающей в кристально чистых водах самого
теплого моря. 
Замеревшая волна, вместе с чмокнутым удивлением  превратилась в радужную водяную пыль и пропала.
- Почему так, учитель? - Гордость с Хоакина как то разом слетела и спряталась за ближайшей скалой, а сам Хоакин припесочился  обратно и глубоко задумался.   
- Потому, что ты изменил  всю формулу конденсации. Безусловно, ты изобрел ее сам, но заставил работать ее наоборот и то что взаимно притягивалось, теперь так же  взаимно и распадается. Формулу созидания ты превратил в формулу разрушения.
- Я знаю что нужно делать, - заявил Хоакин немного подумав, - тот минус перед игреком
надо поменять на плюс, а кроме этого...
- Меньше слов, - сказал зайчик, - а  больше формул.
Зайчик превратился в стеклянную сову с фианитовыми глазами и замер на боковой ветке стотысячелетней секвойи.     
Формула коротко дзинькнув, выпала из механизма мироздания, превратившись  снова в коротенькую строчку иксов и игреков, скобок и циферок.
Хоакин зачеркнул формулу ладонью и вновь начертал новую.
- Ну вот, теперь совсем другое дело, - сказала сова и сверкнула солнечным зайчиком, - теперь твоя формула... постой, а зачем вот это дополнение в конце? А ты уверен, что оно тут необходимо?  Да? Ну что ж... может быть ты и прав. Давай, посмотрим что получилось.
Формула с трудом угнездилась на прежнем месте в кармане мироздания, хотя и просвечивала слегка алым теплом чуть нежно пльсируя.
Раздалось громкое "ПЛЮХ!" Это камень вместе с Шумом упал на дно. Шипение волны
следом уползло в море.
- А как же дополнение, учитель,  - спросил Хоакин, и когда оно начнет действовать?   
- Уже действует, - сказал жемчужно розовый марабу, прохаживающийся вдоль берега, -
только ты еще не понял.  А теперь продолжим наши занятия.  Как ты наверное уяснил из предыдущего урока, все что создано в мироздании подчиняется формуле конденсации

Из набежавшей тучки закапал легкий грибной дождик.
- Отсюда следует вывод, что все что создано друг для друга взаимно...
Неизвестно откуда появившийся Сизиф выкатил камень из моря и пыхтя потащил его на  вершину.  Хоакин повернул голову с интересом наблюдая за самым упертым созданием во всем  мироздании. 
- Притягивается, - закончил учитель. -  Хоакин, не отвлекайся.
- Да учитель.
Марабу заложил крылья за спину и важно расхаживая продолжал:
- Итак, притягивается.  Возьмем для примера...
По горной тропинке навстречу самому ласковому морю вприпрыжку спускалась лесная нимфа.
- Какая красивая, - прошептал Хоакин, - о учитель, можно я подарю ей букет из цветов радуги?   
- Кхм... конечно, мой мальчик, конечно.
Хоакин окунул руки в радугу и протянул нимфе охапку цветов. Самых разных - синих фиалок, голубых, розовых, красных хризантем и астр.
Нимфа взяла букет и улыбнулась. 
- Учитель, можно мне погулять вдоль берега с этой девочкой?
- Да да, Хоакин, бегите, играйте. Сделаем небольшой перерыв в твоих занятиях.
- Спасибо учитель!   Мы добежим наперегонки вон до той белой скалы и немного окунемся.
А юная нимфа чуть краснея в цвет цветов, сказала: 
- И потом построим замок из песка,  правда, Хоакин?
Да! Правда! 
 
Марабу жемчужно розовый в лучах полуденного солнышка задумчиво посмотрел на бегущих вдоль прибрежной полосы детей, а потом пробубнил:
- И это тоже. Возьмем к примеру... к примеру... а впрочем, какая разница, если формула  все равно действует.
Марабу превратился опять солнечного зайчика и помчался следом за ними.

Отредактировано balalayking (2009-06-06 00:24:29)

0

5

фиолетовая кантата

Маленькие очаровательные стишата появились на свет в обычном ежедневнике во время утреннего совещания.
Директор что то заунывно рёк во главе длинного полированого стола,а взрослый солидный дядька в строгом костюме смотрел в свой блокнот,смотрел на крохотных стишат  и тихонько  улыбался.
Как это получилось,он и сам не знал.
Просто рука сама по себе вывела три коротенькие строчки и ручка паркер с золотым пером испуганно замерла в конце,не зная ставить точку, или...
В итоге с кончика пера сорвалась капля фиолетовых чернил и получилась клякса.

Какая то она непонятная, подумал он и нарисовал над кляксой бантик и по бокам лапки похожие на крылья. И большие перепанчатые лапы снизу. А еще зеркало трюмо неподалеку. 
Клякса  посмотрелась в голубое зеркало и осталась вроде бы довольна собой. Она даже подмигнула своему создателю и стала оглядываться по сторонам. Неподалеку от себя она заметила стишат и стала подкрадываться к ним криво усмехаясь. Э нет, сказал он и нарисовал стенку из кирпичиков.  А стишатам нарисовал ярко синий цветочек и голубое облачко на головой и теплое ультрамариновое солнышко.
Стишата собрались возле цветочка и поочередно нюхали,  подпрыгивая от удовольствия.

Кляксе было завидно и она тоже хотела понюхать цветочек, но не могла перепрыгнуть стенку. Потом она вспомнила про свои лапы крылья и стала неуклюже подпрыгивать и махать ими стараясь взлететь. 

Не маши, сказал он, иначе испачкаешь все вокруг чернилами  и нарисовал рядом с ней маленький пруд и голубую кувшинку.  Кляска обрадованно квакнула и плюхнулась в пруд.

Он недовольно поморщился. Чернильные капли попали на деловые записи ежедневника. И самое главное - на время важной встречи ближе к вечеру.
Видишь, что наделала, сказал он и нарисовал тряпку лентяйку. И проволочного человечка.
Будь другом, сказал он человечку, отмой пожалуйста время встречи. Это важно.
Человечек развел руками и помотал круглой головой .
Не можешь? А, я понял, тебе нужно ведро. И дорисовал маленькое ведерко.
Человечек подхватил его подошел к прудику, собираясь набрать чистых чернил.
Клякса  высунулась из пруда и недовольно квакнула. Она никого не хотела подпускать к своей кувшинке.
Не озоруй, сказал создатель и нарисовал над прудом комара. Даже несколько комаров точек. 
Клякса тут же увлеклась ловлей комаров и напрочь забыла про человечка.
Человечек набрал чернил, подошел к деловым записям и запрокинул голову.
Высоко?
Человечек пожал плечами и попытался достать шваброй до нужной строчки.
Тогда тебе нужны ступеньки. Я их сейчас нарисую... нет, я придумаю нотные ступеньки. И он торопливо начертил нотные линеечки. Пусть вышло немного кривовато... и так сойдет. Раставил ноты знаки наобум.  Человечек кивнул и осторожно встал на нижнюю ступеньку. Тихонько загудела нота  До, потом другая нота  Ре и так до верха  до самой верхней ноты Си. Человечек окунул лентяйку тряпку в ведерко с чернилами и задумался.
Звучали ноты, то в одиночку, то вместе и даже вразнобой и получалась музыка чернил...
или же быть может даже и чернильная соната звучала тихо и чуть чуть печально.

Ну что же ты, сказал он человечку, мой друг, мой  дорогой фонарщик...
И дорисовал ему шляпу цилиндр и небольшую лесенку и старенький фонарь  неподалеку и  круглые часы под ним с чуть треснувшим стеклом. Потом добавил  улицу с брусчатой мостовой.
фонарщик в цилиндре зажег светло голубой огонек и стало видно, что на часах уже почти вечер...
Пришлепала клякса (она  переловила всех комаров и ей стало скучно)  неуклюже взобравшись следом за человечком (ноты при этом сердито гудели и сбивались с ритма) и уставилась на часы, разинув широкий рот от удивления.
Часов не видала? Неприветливо спросил фонарщик.
Клякса что то неразборчиво пробормотала и стала смешно подпрыгивать на одной ножке.  А потом захихикала и стала шарить по своим карманам. (их у ней несколько. Только на пузе целых три штуки) Стой спокойно сказал фонарщик. Слушай, а зачем тебе столько разных карманов?

Для всяких нужных вещей, хотела сказать клякса, но захихикала еще больше.
Из карманов у нее посыпались разные чернильные фантики, значки, мелкие монетки, огрызки карандашей и прочий хлам с точки зрения здравомыслящего фонарщика. Наконец из нагрудного кармашка выскочила маленькая фиолетовая рыбка и блеснув в свете уходящего небесно синего солнца  плюхнулась в ведерко с чернилами... 

...на этом совещание и закончим, громогласно сказал директор.   
Сотрудники шумно задвигались и задвигали стульями. Пришлось встать и создателю.
Но ежедневник он так и не закрыл, боясь, что чернила склеят странички.
А еще потому, что вредная клякса лягуха  взобралась на кончик пера ручки, лежащей у корешка странички  и теперь сидела, болтая ножками обутыми в ласты.  Так он и шел с раскрытым ежедневником, делая вид что читает, а сам в это время уговаривал кляксу
отправиться  в свой прудик и полюбоваться на цветы. Клякса мотала головой и вредничала.
Вредина, сказал он и стряхнув кляксу нарисовал небольшую тучку комаров на прудиком.
Клякса обрадованно квакнула и умчалась, подпрыгивая и пытаясь взлететь.
Это ей впрочем в конце концов удалось и она пролетев целый метр оказалась на другом берегу прудика.
Молодчина, сказал он обалдевшей кляксе.   
     
Вечером, когда на круглых часах было без пяти минут вечер, прилетели стишата и уселись на верхней перекладине (на которой висели часы)
Откуда то пришлепала клякса лягуха и уселась неподалеку. Она делала вид, что ловит комаров и кемарит, но то же кого то ждала. Потом пришел грустный фонарщик и зажег  синий фонарь.
В голубом ведерке у него плескалась фиолетовая рыбка и когда небесно синее солнышко ушло за самый дальний горизонт, настал фиолетовый вечер.     

Клякса широко зевнула и упрыгала по нотной лесенке в свой пруд.
Фонарщик тоже ушел куда то...
Стишата сидели на жердочке нахохлившись и чистили перышки.
(впрочем, мне так кажется, что стишата поздно вечером превращаются в фиолетовых мышек.
И тогда на охоту выходит Лунный Кот. (Но ловит он их больше для порядка. Стихийно. В основном что бы послушать стихи) но это уже совсем другая история...

Отредактировано balalayking (2009-06-06 20:54:35)

0


Вы здесь » Сказочный мир » Рассказы и истории » розовый слон (мини сказка)>>